Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

В.И.ХАЛТУРИН. К 100-летию Ивана Игнатьевича Халтурина

Виталий Халтурин. "Репрессий он избежал..." К 100-летию со дня рождения Ивана Халтурина (16 апреля 1902 - 14 ноября 1969) // Детская литература. - 2002. - №2. - Стр. 42-46.

Мой отец, Иван Игнатьевич Халтурин, один из создателей советской детской литературы и журналистики, родился в глухой деревне Вятской губернии, вдали от железных дорог. Там он провел свое детство. В 1910 году отец отвез его в уездный город Яранск, где Иван закончил три класса церковно-приходской школы и поступил в гимназию, а в 1917 году, в неполные 16, с головой ушел в бурную общественную жизнь тех лет. Сначала его увлекли идеи анархизма, затем он примкнул к эсерам. Но в первую очередь его тянули к себе книги. В 16 лет он заведовал гимназической, а в 17 - уездной библиотекой. Уже тогда он прочел сотни книг. Он читал очень много всю жизнь. Зимой 1918-1919 он получает пудовые посылки с книгами из голодного Петрограда - и посылает в обмен пуды муки, крупы и жареных гусей.

Летом 1919 он комсомолец, в 1920 - председатель уездного комитета. Но и здесь он прежде всего занимается просветительской работой, борьбой с неграмотностью, организацией библиотек, созданием газет и журналов. Он организует митинги и народные гулянья, ездит по деревням с кинематографом и духовым оркестром, проводит публичный диспут с настоятелем Яранского собора на тему "Есть ли Бог", заведует школой политграмоты и читает там лекции по всевозможным темам.

В том же году его призывают в губернский центр - в Вятку, в качестве завполитпросветом губернского комитета комсомола. В Вятке началась его профессиональная журналистская деятельность. Он заведует юношеским отделом местного издательства и успевает выпустить несколько книг. Он редактор молодежных журналов "Зарево", а потом - " Новая молодежь", газеты "На смену". Он необычайно деятелен и активен: сотни выступлений, множество статей и заметок. Здесь же в 1921-м году он вступает в РКП(6). С группой молодых крестьян (40 человек!) он едет в Петроград на празднование трехлетия революции и для знакомства с городом.

В 1922-м Ивана Халтурина посылают в Петроград учиться в Коммунистический университет имени Зиновьева. Он проходит годичный курс журналистики. Одновременно ведет кружки в нескольких детских домах: его тянет к детям. Но университет с его недалекими преподавателями, наскучившей риторикой и шаблонными фразами противоречит его натуре. Ему душно в этой атмосфере, ему " тесно партийное прокрустово ложе". Он проходит длительный и мучительный путь: сначала разочарования в себе, потом - в системе. Постепенно наступает прозрение. Иван Халтурин бросает университет, перестает посещать партийные собрания, и в 1925 году его исключают из партии. Отец никогда не жалел об этом и был рад, что это произошло достаточно рано. Через 12 лет это означало бы смертный приговор.

Он полон энергии, у него за плечами опыт организации в Вятке молодежной прессы, в Новгороде - преподавания газетного дела в совпартшколе, в детском доме в Питере - создания актива деткоров, которых он учил писать. Его уже знали. И вот в 1924 году его зовут организовать первую в стране пионерскую газету - "Ленинские искры". Главный редактор существует лишь формально, и у Халтурина полная свобода действий. За два года неистовой и азартной работы он создает интересную газету для большой аудитории, с коллективом взрослых авторов и деткоров, с множеством оригинальных начинаний.

В Ленинграде он входит в мир большой литературы, знакомится с писателями, редакторами. Вместе с Маршаком он создает детский журнал "Новый Робинзон", является членом редколлегии и активным автором других детских журналов: "Красный галстук", "Еж", "Чиж", пишет в ленинградские газеты "Смена", "Ленинградская правда", организует кабинет пионерской печати при гороно. Более того, он дважды (в 1927 и 1930 гг.) ездит с делегациями пионеров в Узбекистан. Здесь же в издательстве "Прибой" он впервые выступает как книжный редактор.

Постепенно свобода улетучивается и в стране, и в редакции. Газетой начинают руководить назначенцы из обкома. Халтурин все сильнее чувствует, что его призвание - не руководство пионердвижением, а настоящая литература. И летом 1928 он все бросает и стремительно уезжает в Москву, навсегда порывая с революционной романтикой. "...Мое комсомольско-пионерское прошлое мне противно", - напишет он в 1930-м году вятскому другу. Отныне героями его очерков и статей становятся путешественники, художники, писатели и, прежде всего, сами хорошие книги. В Москве он активно и разносторонне участвует во многих детских изданиях, в течение нескольких лет он - редактор издательства "Молодая гвардия", член редколлегии журнала "Пионер".

В это время Иван Халтурин знакомится с путешественником и географом, исследователем Дальнего Востока Владимиром Клавдиевичем Арсеньевым. Арсеньев - превосходный следопыт, внимательный наблюдатель и знаток природы. Он ведет подробный путевой журнал в своих странствованиях, по материалам которых впоследствии напишет книгу "В дебрях Уссурийского края". Арсеньев просит Ивана Игнатьевича литературно переработать для юношества часть его книги.

За несколько месяцев напряженной работы И. Халтурин пишет книгу "Дерсу Узала". Книга вышла в 1932 году, имела огромный успех, выдержала десятки изданий и была переведена на многие языки. Однако в последующих изданиях имя Халтурина исчезло с титульного листа. Но книга жива: через десятки лет по ней был поставлен фильм.

Он редактирует рукописи в "Детгизе", сотрудничает в детском отделе Московского радио, печатается в журналах "Пионер", "Дружные ребята", "Вокруг света". Несколько статей было опубликовано и в довоенной "Детской литературе". Но попасть на страницы журналов становится все труднее: он человек характера независимого, а следовательно - неблагонадежный. Репрессий он избежал, но многие его из друзей сгинули в тюрьмах и лагерях: Даниил Хармс, Александр Введенский, Николай Олейников.

Началась война. В сентябре 1941 года Ивана Халтурина призвали в армию. Служил он в Наро-Фоминске, потом в Ташине, в мотоциклетном взводе. Летом 1942-го в боях под Воронежем был ранен, по выздоровлении демобилизован и направлен в распоряжение ЦК ВЛКСМ. Сначала работал в журнале "Дружные ребята", потом в "Мурзилке".

Злополучное постановление 1946 года ударило не только по "Звезде" и "Ленинграду". Это был удар по всей литературе. Даже " Мурзилка" попала под огонь. Редакцию расформировывают, Ивана Халтурина увольняют с работы. С тех пор он уже нигде постоянно не работал в качестве штатного сотрудника, однако же попал под партобстрел и в 1949-м, когда его "склоняли" вместе с другими "космополитами" и "формалистами". Но никаких усилий, чтобы как-то приспособиться к системе, он не предпринимает.

Постоянное дружеское общение с широким кругом писателей и художников стало важнейшей частью его существования в литературе. Оно не подвластно никакой цензуре, ни внешней, ни внутренней. Круг его друзей начал складываться еще в Ленинграде. Это его литературные учителя Самуил Маршак и Корней Чуковский, замечательные редакторы Тамара Габбе и Лидия Чуковская, писатели Виталий Бианки, Борис Житков, Николай Олейников, Алексей Пантелеев, Даниил Хармс, Евгений Шварц, Борис Эйхенбаум, Александр Введенский. При приезде в Москву он быстро становится своим в компании писателей, сборища которых назывались "Конотоп", по аналогии с "Арзамасом". Здесь его друзья становятся Аркадий Гайдар, Рувим Фраерман, Беньямин Ивантер, Александр Роскин, Константин Паустовский, Михаил Лоскутов. Среди его близких друзей люди разного возраста и жизненного пути: Сергей Григорьев, Михаил Пришвин, Анна Покровская, Виктор Шкловский, Лев Кассиль, Юрий Олеша, Исай Рахтанов, Игнатий Ивич, Борис Шергин, Лев Разгон. Его друзьями становились художники, которых он находил, привлекал для оформления редактируемых книг - Владимир Фаворский, Николай Тырса, Борис Грозевский, Константин Рудаков, Петр Митурич, отец и сын Бруни. Посмотрите, какое блестящее созвездие талантливых людей с безупречной репутацией! Дружба с ними продолжалась до конца дней.

Он продолжает делать только то, что близко его душе. Он составляет, обрабатывает для детей и редактирует замечательные сборники: " Лукоморье", "Ясная Поляна", "Жар-Птица, "Старик- Годовик", "Встречи в тайге", "Кубок", "Отечественная война 1812 года", "Басни", "Из жизни животных". Он возвращает к жизни прекрасные, но забытые сказки Одоевского и Погорельского. Он обрабатывает для детей воспоминания народовольца Николая Морозова под названием "У таинственного порога", готовит к печати собрание сочинений Сергея Григорьева.

Можно сказать, что главная цель, направление всей его работы - просветительство. Он сам сформировался путем самообразования, высоко ценил его и стал крупным специалистом в этой области, знатоком библиографии по самообразованию уже в 18-20 лет. Это началось с ранней юности. Став библиотекарем в неполные 17 лет, он организует справочные отделы под лозунгом "Умей спросить - ответ найдется. Редактируя еще в начале 1920-х молодежные газеты и журналы, он регулярно пишет в них на темы самообразования, дает списки рекомендуемых книг для читателей разного уровня подготовки. Он ведет газетные кружки, создает актив деткоров и учит их писать. Множество написанных им рецензий, послесловий и предисловий - это призыв к юному читателю (или к педагогу, библиотекарю, родителям): "Это интересно, это важно, прочтите это!". Он пишет краткие статьи о художниках, путешественниках, писателях, возбуждая интерес, подталкивая каждого к самостоятельному знакомству с ними, расширяя мир юного читателя.

Он был крупнейшим библиографом и историком детской литературы, уверенно плавал в огромном книжном море дореволюционной и постреволюционной детской, политической и научно-познавательной литературы России. Он всегда мог сказать, когда, где и кем была издана та или иная книга. Ему звонили и спрашивали, где и когда было напечатано то-то и то-то. И он отвечал сразу, не обращаясь к записям. Он собрал великолепную картотеку детской и юношеской литературы, книг по самообразованию. Еще в 1928 году вышла его (совместно с Е. Приваловой) замечательная книга "Что мне читать?" ( которую в начале 1950-х годов я с удивлением обнаружил в списке книг, подлежащих изъятию из продажи и библиотек, рядом со стихами Квитко и книгами других расстрелянных авторов). Позже он составил "Хрестоматию детской литературы" ( совместно с А. И. Борщевской и Н. С. Шер).

Первым и главным учителем его в области библиографии была Анна Константиновна Покровская. В течение всей своей жизни отец считал ее своим первым другом, своей второй матерью.

Его высоко ценили как редактора. Под его редакцией выходят "Кондуит и Швамбрания" Кассиля, "Вятские записки" Вс. Лебедева, собрание сочинений С. Григорьева, "Морские истории" и другие рассказы Бориса Житкова. Он много работает с Эйхенбаумом над его биографией Лермонтова; вместе с авторами он переработал для детей и выпустил "Записки" Веры Фигнер, "Любатович" Степняка-Кравчинского.

Страшное несчастье - гибель младшего сына Володи в 1955-м году - его подкосило.

За два года до смерти ему удалось осуществить давнюю мечту - он посетил свою родину, Яранск и Вятку. Там его еще многие помнили, там в Вятской городской библиотеке была специальная полка книг, им подаренных, там жили еще крестьянским хозяйством его дядья.

После него осталось немного книг, но немало нравственных уроков. Он оставил глубокий след в умах и душах людей, его знавших. Он умел в немногих словах выразить самое главное, обладал безупречным литературным вкусом и пониманием людских душ, помыслов и поступков. Его приговоры и оценки были кратки, точны и окончательны. И не раз в своей жизни я удерживался от ложного шага при мысли о том, что бы мне сказал отец.

Февраль 2002



<< АННА МОЙЖЕС вспоминает Ивана Халтурина - редактора "Ленинских искр"Альманах СЕМЕЙНАЯ МОЗАИКА, 2003, №4. К 100-летию И.И.Халтурина. ЧАСТЬ 1>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация