Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

АНЕКДОТЫ О ПОЛЬМАНАХ

А.В.Родионов
Жена Ник.Дм.Нюберга Мария Алексевна приехала в Москву из Калуги и была хорошего рода, во всяком случае, для Калуги. Настолько хорошего, что когда училась в гимназии , братья запрещали ей даже разговаривать с соученицами. Отец ее был отставной ротмистр Алексей Польман, умерший, как говорят, еще до рождения Машеньки. Имение благоприобретенное было небольшое, состояния почти не было никакого, и мать Машеньки, Анастасия Васильевна, вынужденно увлеклась передовыми технологиями в молочном животноводстве. Ферму молочную имела.
Тоже хорошего рода была Анастасия Васильевна. Она из дворян Киевской губернии, Ратчей. Ратчи эти, если не ошибаюсь, выслужились из Олонецкой губернии штаб-лекарей и аптекарей. Об этом можно у Державина в мемуарах прочесть, или в «Жизни Замечательных Людей» в про Державина томе.
Поднялись Ратчи, возможно в результате необычной женитьбы. Семейная легенда говорит, что прабабушкой Анастасии Васильевны была испанская маркиза Мария Бакариста-Дескарбена, бежавшая с русским карабельным доктором Ратчем в Россию.
Дед Анастасии Васильевны Федор Иванович Ратч служил на Черноморском флоте в Севастополе. Командовал фрегатами, бомбардировал чеченские аулы, истреблял турок на румелийских берегах. Библиотека перед Севастопольской компанией была в Севастопольском Морском Собрании в Севастополе замечательная, даже вольтерьянская немного: свободный юг, не Маркизова лужа. Федор Иванович был ее большой энтузиаст и председатель библиотечного комитета.
Отец Анастасии Васильевны, Василий Федорович Ратч военной историей занимался, лекции в Михайловском Артиллерийском училище, что на Литейном, вблизи Финляндского вокзала в Питере, читал. Одно время лекции его считались модными среди гвардейской молодежи. Их потом барышням пересказывали (что не секретно, конечно). Писал книги исторические с несколько монотонными названиями: «Сведения о графе Аракчееве», «Сведения об артиллерийских войсках » и т.п. По поводу его «Сведений о польском мятеже» Герцен не очень лестно о нем отозвался . Обвинял Василия Федоровича, что тот писал свою историю прямо на допросах польских инсургентов. Истинная правда. Только Фукидид и Василий Федорович, по-моему, ухитрялись писать историю, пока история еще не закончилась.
Между прочим, книга о графе Аракчееве – совершенно замечательное сочинение. Рекомендую. Блестящий рассказ, например, о том, почему по данным науки, из пушки вообще нельзя попасть в цель. В библиотеке в Петергофе есть экземпляр с надписью рукой Василия Федоровича: «Барону Штенгелю (тому, который декабрист – А.Р.) с уважением от автора.
Дружил с Ермоловым. Есть какая-то смутная семейная легенда, просто фраза, якобы «Ермолов рассказал Василию Федоровичу о войне 1812 года все как было». Произнеся это принято замолчать и значительно посмотреть на собеседника. На первый взгляд – глупость какая то. Какие могут быть тайны в войне 12-го года? Каре, редут, Москва, спаленная пожаром, французу отдана... Но фразы так просто из поколения в поколение не передаются. Из поколения в поколение, вот уже 150 лет. И вдруг читаю я у Эйдельмана, что Ермолов писал мемуары. Когда он умер, уже через два часа на квартиру к нему явились великий князь Михаил Павлович и Дубельт. Но ничего не нашли. А через несколько месяцев мемуары Ермолова были изданы на западе. До сих пор неизвестно, от кого их Герцен получил. Эйдельман думал почему-то,что от друга Пушкина, Соболевского.
Был Василий Федорович историком, а служил во второй лейб-гвардии бригаде конной артиллерии. Даже командовал ею. Их всего две бригады было в конной артиллерии, первая и вторая. Первой командовал Государь, второй Василий Федорович. Генерал-майор его чин, при отставке, кажется, даже генерал-лейтенанта получил.
Но вернемся к Польманам. Польман, конечно, не очень знатная фамилия, но все-таки при дворе бывали. Происходят они из Вестфалии, отуда переселились сначала в Польшу, затем в Лифляндию и наконец – в Швецию.
Король Густав Адольф за оказанные Шведскому правительству услуги пожаловал ГеоргуПольману вотчины и в 1650 году возвел внуков Георга в дворянское достоинство.
Прадед отставного ротмистра Алексея, Вильгельм Рейнгольд фон Польман в 1754 году предъявил в «Матрикул-комиссию Эстляндской губернии» доказательства своего дворянского происхождения, и вместе с братьями, Отто, корнетом и Густавом, подполковником русской службы, внесен был в дворянский матрикул Эстляндской губернии.
Был он другом Григория Орлова, оберегермейстером, одним из учредителей и членом Вольного экономического Общества. Даже месяца три – его председателем. Общество между прочим из 12 членов тогда состояло. Оно и сейчас существует. Восстановлено во время перестройки. Там потомки остальных 11 членов, наверно, заседают.
Потом, конечно, с отставкой Орлова, близости такой к Государыне не было, отошел он немного от двора. Но когда понадобилась Государыне помощь, она вспомнила именно о Польмане. Дело это мне известно в основном из писем Екатерины барону Гриму. Еще и у Бартенева можно об этом почитать.
Когда Государыня утвердилась на престоле, ко двору потянулись многочисленные германские родственники, в том числе принц Вюртембергский, старший брат императрицы Марии Федоровны, с женой, Августой, дочерью владетельного герцога Вюртембергского, Карла Вильгельма Фердинанда. Буду называть ее так, как называла Екатерина в письмах к барону Гриму – Зельмира. Принц получил хорошую должность – губернатора Выборга.
Нельзя сказать, что брак принца и Зельмиры был удачным. Она как-то жаловалась государыне, что за все время замужества было только два дня, когда он не бил ее. К тому же он был безобразно толст. Настолько толст, что даже не мог дотянуться руками до обеденного стола. Для него был сделан специальный стол с вырезом для брюха – тарелки ставились справа и слева от тела принца.
Какое-то время семейные проблемы принцессы мало волновали Императрицу. Но кузен совершил политическую ошибку – вошел в круг друзей наследника, Павла Петровича. Это сразу охладило отношение к нему Государыни и Екатерина стала с вниманием относиться к проблемам Зельмиры. Даже укрывала ее у себя в спальне во время очередных семейных скандалов, несмотря на то, что при её образе жизни это было не всегда совсем удобно.
Надо было как-то решать эту проблему. Екатерина собиралась развести принцессу со своим родственником. Но это требовало времени. Решено было пока принцессу удалить. Нужен был надежный человек. Вот тут вспомнили о Польмане. Польман, в то время почти 60 лет, жил в Ревеле вдовцом – жена его баронесса Врангель к тому времени умерла. Вызвали его и поручили ему присматривать за принцессой. Для нужд этого дела был снят замок Лоде в пятидесяти верстах от Ревеля, где они должны были жить летом. Но замки не отапливались, и чтобы они могли где-то жить зимой, казна купила дом Польманов в Ревеле. По крайней мере в конце прошлого века дом этот был еще цел, в нем находился почтамт. Не втёмную покупали. Перед покупкой потребовали, чтобы он предоставил все планы, чтоб дом был объективно оценен.
И они уехали. Переписка с Екатериной продолжалась. Поначалу письма были хорошие, веселые,. с описанием прелестей сельской жизни.
Потом Зельмира почему-то отослала от себя свою единственную служанку. Потом письма перестали приходить. Екатерина писала Польману – тот тоже не отвечал. По прошествии двух лет пришло сообщение о том, что 16 сентября 1788 года принцесса умерла, 24-х лет отроду. По России пошел слух, что с принцессой что-то неладно, что принцесса умерла не своей смертью. Что ее погубил Польман, чтобы скрыть обоюдный грех . Рассказывали, что когда гроб с телом Земфиры находился в часовне, то солдат, стоящий на часах, услышал в часовне какие-то звуки. Послали за Польманом. Когда он вошел в часовню, звуки прекратились.
Говорили также, что, когда через несколько десятилетий дети принцессы подросли и пристроились где то при дворе, они решили перенести прах матери в семейную усыпальницу герцогов Вюртембергских. Вскрыли могилу. Там был не один скелет, а два!
Скелет женщины и... скелет ребенка…
Говорили также, что замок Лоде в конце XVIII века купил граф Бенигсен. И когда он начал обходить замок, вошел в комнату, где жила принцесса и приподнял ковер, там было большое пятно крови.
Говорили, что принцесса, повидимому, была похоронена живой, так как положение тела было неправильным. Правда, известный историк и издатель Бартенев, специалист по изучнию этой истории, пишет, что он нашел старика, который во время вскрытия могилы был двенадцатилетним мальчиком, помощником кладбищенского плотника. Старик утверждал, что и скелет был один и положение тела в могиле не было необычным. И что в этой истории истина, а что – досужие вымыслы - в точности неизвестно.
Правда, с того времени, где бы ни жили потомки Вильгельм-Рейнгольда фон Польмана, на полу их жилища под линолеумом время от времени появляется кроваво-красная надпись:
Помни Зельмиру!
И слышится тихий печальный девичий вздох.
Бывшие у нас в Петергофском доме могут это подтвердить.

<< С.Я.МАРШАКУКирокосьян, РУССКИЙ ФЛАГ НА КАСПИИ>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация