Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Рафаил Пекуровский: В ДНИ ВОЙНЫ

Первые дни
Вся семья в сборе: воскресенье. Мне 13 лет, окончил 5-й класс. Я и сестра Майя – на каникулах. Утром, в 8 часов по радио – «Последние известия»:
- Началась уборка урожая в Средней Азии…
- Вчера были выпускные вечера в школах…
- Хорошо отдыхают дети в пионерлагерях…
Нам ехать в лагерь через 10 дней.
Снова диктор:
- В 12 часов слушайте важное правительственное сообщение.
И сразу песня: «Каховка, Каховка, родная винтовка…».
И опять диктор:
- В 12 часов слушайте важное правительственное сообщение.
И – песня: «Белая армия, черный барон снова готовят на царский трон…». Стало тревожно. Вчера на кухне спорили:
- Война с Германией - будет.
- Но у нас ведь пакт о ненападении…
Неделю назад в газетах сообщали о слухах. ТАСС заявил: «Не верьте слухам. Мы честно выполняем договор». До 12 часов еще есть время. Я взял самокат и пошел кататься. Майя с кусочком мела ушла играть в классики с подругами. Мы с ребятами сыграли в штандер . Это были последние довоенные игры в нашем дворе.
А война уже шла с 3 часов ночи. Мы узнали о ней только через 9 часов, из выступления по радио Молотова, Наркома иностранных дел.
Помню – минут через 20 маленький магазин на два продавца заполнили дети и взрослые.
Все спрашивают одно и то же: соль, спички, мыло, рис, греча, макароны, пшено. Продавцы в ответ:
- Все по одному килограмму в руки.
Через час все распродано.
Слушаем радио. До ночи повторяют о войне. Сообщают о призыве в армию 15-ти возрастов сразу.
Рано утром – стук в дверь. Слышу голос мальчишки:
- Школьники, вожатые, учителя – есть? Всем в школу!
Идем с сестрой. В актовом зале много пустых мест.
- Ребята, вы знаете о войне?
- Знаем! – кричим дружно.
- А вы знаете, что фашисты засылают в Ленинград шпионов и диверсантов?
- Знаем! - кричат старшеклассники.
А мы еще не очень отличаем шпионов от диверсантов.
- Ребята, помогите вылавливать шпионов и диверсантов.
- Всегда готовы!
- А как?
- А вот как……
Возвращаемся домой. Все ребята стали играть не во дворе, а на улице. Мимо нашего дома идет густой поток людей. В плащах, пиджаках, с чемоданами. Кто-то подходит к нам:
- Ребята, где военкомат?
- Мы вам покажем!
Группой, 3-5 человек окружаем их, ведем. Засыпаем вопросами.
- А вы в армии служили?
- А дети у вас есть?
- А кто вы по профессии?
Мы не просто любопытные. Мы - разведчики. А вдруг он – шпион, по-русски плохо говорит? Ведем, зубы заговариваем. Двое наших бегут кружным путем за милиционером.
- Там одного дяденьку повели. Скорей проверьте документы!
Недалеко от военкомата навстречу нашей группе спешит милиционер. Козыряет:
- Ваши документы, гражданин!
Тот роется в карманах, достает какую то бумажку. (Справка из сельсовета. Паспортов тогда у колхозников не было). Мы вытягиваем шеи: нет ли на ней вместо печати фашистского знака? Милиционер возвращает мужчине справку. Козыряет:
- Возвращайтесь с победой!
А мы, разочарованные, идем назад. Ведем следующего. Десять дней такой увлекательной игры!
А ведь и вправду ловили шпионов. Хотя в период блокады их было немного в городе.

В лагере
С 3 по 11 июля мы в лагере.
Все дела бросаем, когда на «тарелке» звучит голос диктора:
- От Советского информбюро. Оперативная сводка главного космандования Красной армии.
Это звучало семь раз на дню. Мы слушали пять раз. В 6 утра и в 12 ночи нас из палат не выпускали.
Восьмой день в лагере. Бегу за мальчишкой из нашего отряда. Вдруг меня схватила взрослая рука. Крутанулся. Мама передо мною!
Быстро выпалила:
- Найди сестру, сложите вещи, скажи вожатому, что вы уезжаете и отдай книги в библиотеку.
- А что случилось?
- А ты знаешь такое слово «эвакуация»?
Оглянулся – толпа женщин, суматоха в лагере, все ищут своих детей.

Эвакуация
11 июля 1941 г. в Ленинграде объявили о вывозе женщин и детей. Мы вернулись домой.
Длинный коридор, открытые двери, семь комнат. Везде упаковывают вещи. Соседи кричат:
- Вы зимние вещи берете?
В ответ:
- А зачем? Война ведь к зиме кончится!
Я иду в домоуправление.
- Скажите, учебники с собой брать?
- А зачем тебе, мальчик, учебники? Ведь ты к 1 сентября вернешься и будешь снова учиться в своей школе, в своем классе.
Я иду и размышляю. Все взрослые думают, что война будет короткой.

(А на самом деле война продлится 1418 дней. Я вернусь домой через 1517 дней)

Мы на перроне Московского вокзала. У каждого вагона стоят большие весы.
- Кладите вещи на весы. Не более 16 кг на человека!
Нас едет трое. Отец остался в Ленинграде. Мы еще не знаем, что видим его последний раз.
Основной поток эвакуации шел в Кировскую область. Мы же едем в Казань, к дедушке с бабушкой. Прожили там свыше 3 месяцев, до выезда в Фергану. Память сохранила отдельные эпизоды.
Маму в Казань не пустили. Она пошла в Гороно по поводу работы. Ей сказали:
- Вы должны работать в селе. Вы – учитель истории, а ее в деревне преподавали мужчины. Их взяли на фронт.
- Но у меня маленькие дети!
Смотрят документы.
- Не такие уж маленькие, сыну 13, дочери 11. С дедушкой-бабушкой проживут.
Мама жила в деревне Константиновка приезжала на автобусе по воскресеньям. Мы пишем отцу. Он отвечает:
- Во время войны все должны держаться вместе, а нашу семью разделили на три части. Кончится первая четверть – поезжайте к родным в Фергану.

Казань, осень 1941.

Вечер, надо зажигать свет. Мы с Майей лезем на подоконник, прибиваем толстыми гвоздями одеяло: закрываем окна. Потом мы и все жильцы выходим во двор и смотрим на свои окна. У нас не просвечивает. А у соседа – сноп света, он не подоткнул угол одеяла. К нему бегут, рвут дверь с петель:
- Что вы делаете?! Вы же немцам подсказывает, где город! А может, вы специально…. (Мы знали, что свет лампочки виден на высоте 12 км, что Гитлер 22 июня 1941 отдал приказ: «убей всякого русского, советского, мужчину или женщину, мальчика или девочку».) Везде на улицах горели синие лампочки их свет уже не виден дальше 500 м.

Образ Казани: темное небо, лучи прожектором шарят в поисках самолетов. К счастью, Казань была избавлена от бомбежек

Выезжаем в Фергану.

Холодно. Сижу в переполненном вагоне, поджав ноги к подбородку, кутаясь в демисезонное пальто. Просыпаюсь от толчка вагона. Снова засыпаю. Длиннющий тоннель под Новосибирском, тяжелый груз в руках.
Но вот и Средняя Азия. Тепло, жарко. Едем в товарном вагоне. Сидим на досках, на соломе. Только женщины и дети. Если мужчина – то инвалид. На станциях первыми выскакивают молодые, бегут к домику с надписью КИПЯТОК. У всех в руках миски, кружки, бидоны. Мы знаем, что нельзя пить сырую воду. Заболеешь – снимут с эшелона. Еды мало, питье бережем. В углу вагона – дырка, угол занавешен грязным одеялом («туалет»). Мчимся быстро, но долго стоим на на станциях, пропускаем воинские эшелоны или санитарные поезда. Миллионы людей ехали на восток такими «пятьсот-веселыми» поездами.
«Едет – земля дрожит, встанет – сутки стоит»
На одном из полустанков наш эшелон долго стоял на 6-м пути. Жарко. Провожаем взглядом воинский эшелон. Бойцы машут нам руками. Потом везут технику под брезентом. Часовые на нас ноль внимания. А вот на восток мчится санитарный поезд. Мама говорит:
- Сынок, вот тебе три рубля, беги на станцию, там выдают без карточек хлеб.
- А вы не уедете?
- Наверно, еще долго простоим.
Я прополз под вагонами, бегу в станционный буфет, волнуюсь, слушаю объявления по радио. Получил буханку, сдачи 1 р 20 к. Прижимаю хлеб к пиджачку, проползаю под вагонами, выскочил, заметался…Нет нашего поезда! Вдалеке огоньки последнего вагона. Мчусь изо всех сил, в голове испуг, обида, злость. Один остался! Что делать? Сами уехали, меня бросили…. Стоп-кран дернуть не догадались!
Чуть не сбил единственного человека, провожавшего поезд. В красной фуражке. В руке – металлический прут – жезл. Гладит меня по голове. Успокоил.
- Дам телеграмму что ты отстал, посажу на следующий поезд.
Ждал долго. Пришлось ночевать в каком-то сарайчике. Деревянная лавка. Ощипываю буханку. Завернул в пиджачок и под голову. Спал беспокойно, ворочался.
Рано утром разбудили женщины с корзинами.
- Ты чего, мальчик, лежишь?
- Отстал от поезда.
- Деньги есть?
- Да, 1 р 20 к
- Иди на рынок, у нас все дешево.
- Не пойду никуда, и так отстал от эшелона.
- А ты что такой сердитый? Смотри какие у нас яблоки.
Угостили.
- А как ваш город называется?
- Отец яблок, по казахски – Алма ата.

Посадил меня дежурный в полупустой вагон. Забрался на т ретью полку. Там матрасы возили. Укладываю под голову оставшуюся четвертинку буханки. И даю себе команду: «Надо побольше спать, тогда меньше будет хотеться есть». Мчимся целый день.

В два часа ночи влетаем в Ташкент. Светло как днем: Кругом гул, тысячи людей сидят на земле. Тепло, градусов 15, хотя ноябрь. ( это было 7 XI). Куда идти? Слышу радио:
- Всем пройти сан-обработку.
- Потерялся мальчик.
- Потерялась девочка.
Толкнулся в одну калитку: Мама! Сестра! Смотрят на меня! Мама так прижала меня – чуть не задохнулся. Слышу только:
- Никуда больше не отпущу….

Приехали в Фергану.
У тети Раисы увидели своих двоюродных братьев и сестру. А поразило, что пойдем через день в мужскую(!) школу, а девочки – в женскую. (В городах в это время разделили школы).
Все детали жизни и учебы в первые дни как-то туманны, но волнение и беспокойство были каждый день по поводу сводок Информбюро. Голос диктора Левитана каждый день о боях под Москвой и Ленинградом. Каждая сводка кончалась грустно: « после тяжелых и упорных боев наши войска оставили город…., город…,
Теперь мы знаем: 1700 оставленных и разбитых городов, почти сто тысяч сел.
И вдруг!
Это случилось 12 декабря 1941:
- В последний час. Разгром немецких войск под Москвой…

В январе 1942 года родился самый младший сын тети Раисы. – Володя. Имя подобрали коллективно. День 21 января - - годовщина смерти Владимира Ильича Ленина

1942-1945
Все лето 1942 года усердно сидел за книгами. Была идея – перескочить через класс. Сдавал постепенно 14 экзаменов и зачетов.

Я – восьмиклассник! Зима 1943.
Бои под Сталинградом. А у нас каждый день – физкультура или военное дело. Во дворе вырыли окопы. Нас 35 мальчишек в классе. Физрук–военрук–сержант, с тросточкой. Раненый. Сел, подтянул искалеченную ногу.
- Тема урока физкультуры – борьба с фашистской пехотой. Знаете эту гранату?
- Да!
Сержант связывает телефонным кабелем четыре гранаты.
- Тема урока физкультуры – борьба с фашистскими танками. На танк требуется минимум 3 кг взрывчатки. Это как трехлитровая банка с соком. Сидишь в окопе, через бруствер (земля при рытье окопа выбрасывается в сторону противника) так вот, через бруствер глядишь на противника. Танки подошли на 8-10 м. Их пушки-пулеметы бьют выше тебя. .на секунду приподнимись - и «баночку с соком» подбрось под брюхо танка. И немедленно – вниз, сожмись и прикрой голову. Иначе осколки от взрыва гранаты и снарядов танка убьют и тебя.

Папины письма согревают.
Однажды, в апреле 1943, мне лично отец прислал бандероль. Книга «Ленин» - биография. Надпись: «Дорогому сыну Рафаилу в честь вступления в коммунистический союз молодежи, от отца. Ленинградский фронт, апрель 1943. Книга печаталась в блокадном Ленинграде. Без иллюстраций, желтоватая бумага, тираж 10 000.

Январь 1944 – последняя открытка от отца. «Похож я на деда Мороза с подарками – не для детей, а для фрицев.» Дата: 13.1.1944.
А через три дня – большое наступление. А еще через пять дней отец погиб. Красное село, маленький городок, теперь в черте Санкт-Петербурга. В отцовой, братской могиле – 150 человек. На постаменте 50 имен офицеров, часть - рядовых.
У нас в классе 35 человек. У многих отцы погибли на фронте.

1945 г. Готовимся к выпускным экзаменам и ждем победы.
И вот 9 мая, в пять утра шум и стук во всех домах.
- Вставайте! Победа!
Люди идут навстречу друг другу, смущенно обнимаются, целуются. «С победой!» «С победой!»

<< Татьяна Раутиан: 6.РАЗНЫЕ СЛУЧАИИя.Ник.Нюберг: ДОИСТОРИЧЕСКОЕ>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация