Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Виталий Халтурин: СКОЛЬКО БЫЛО ЯДЕРНЫХ ГЕНЕРАЛОВ?

Виталий Халтурин

"Тройка, семерка, туз…"
А.С.Пушкин, "Пиковая дама"


Ядерный взрыв - штука большая и громкая. Можно пытаться, конечно, держать их в секрете. Можно запудрить мозги общественности. Но сейсмолога не обманешь. Смотрит он(она) на свою сейсмограмму - и все видит. Видит - когда. Видит - где. Понимает - большой или маленький. И даже может потом проверить свое решение, пользуясь публикациями. Поскольку советские данные долго и тупо "были засекречены", то приходилось заглядывать в Bull.Seismol.Soc.America - там в конце, в списке сильных землетрясений всегда (почти всегда) все данные о советских взрывах указаны.

Но оказывается, что полный список взрывов, с временами и координатами, содержит что-то еще, чего не содержат данные о каждом взрыве в отдельности. Он содержит сведения о том, какие факторы управляют рукой генерала, нажимающего на кнопку (подписывающего приказ).
Какие же факторы? Ну, конечно, во-первых, фактор погодно-климатический. Согласитесь, что зимой за полярным кругом, на свежем воздухе...
Конечно, советский фактор. Это - плановое хозяйство, необходимость рапортовать "наверх" о выполнении каждый год, квартал, месяц. А как известно, любой плановый срок совершенно самостоятельно и независимо от желаний и решений отдельных людей, подразделяется на три интервала: "спячка", "раскачка", "горячка". Каждый простой советский человек скажет вам, как и почему взрывы кучкуются во времени: совершенно так же, как выполняются планы в любой другой отрасли. Пока идет "спячка-раскачка", все что-то там роют, паяют, привинчивают, чинят, вычисляют, нарушают и получают втык - но дело почти не двигается. Но вот срок надвигается, и тут уж все горят на работе, днюют и ночуют на рабочем месте, творят чудеса. Да, конечно - но какой же простак покупает дорогую вещь, сделанную в декабре? Хмм.

А может, именно в этой ответственнейшей отрасли, под пристальным взглядом международной общественности, политики и спецслужб, при специфической воинской дисциплине - "спячки-горячки" вообще не возникают? Проверим!
И вот еще - человеческий или личностный фактор. Приближается роковой момент. Час Х должен быть назначен!. Час, минута…Тут уже все зависит от Генерала, Начальника Полигона, Семипалатинского или там Ново-Земельского. Как-то страшновато это… А вдруг?… Но - надо! Назад ходу нет! И генерал решительно (или нерешительно) поднимает руку и нажимает на кнопку. То бишь, назначает час-минуту-секунду и подписывает приказ. И взрыв происходит (или не происходит - что-то там опять напортачили…).

Почему именно в этот момент? Что такое этот человеческий фактор? Как он работает? Какие решения принимают разные генералы? И сколько их, ядерных генералов, сменилось за время нашей бурной взрывной активности?
Рассмотрим ядерные взрывы как место проявления наших факторов. При этом, не будем мучить читателя хождением вслед за автором по многочисленным табличным данным, просто назовем несколько цифр.

За 29 лет советско-американских соревнований - кто кого? - произведено без малого полтысячи подземных советских взрывов, что бы быть точным - 496. Ровно сто так называемых мирных взрывов разбросано на всей территории страны. Всего тридцать девять подземных - но зато самых мощных - прогремело на Новой Земле Ну и еще 17 ядерных взрывов в Азгире добавилось к сотням химических на нефтяных полях Нижней Волги и Южного Урала. Больше всего - 340 - в Казахстане, на Семипалатинском полигоне. Это огромное хозяйство, больше 100 км, и состоит из трех площадок: Балапан, Дегелен, Муржик. Вот эта цифра (340) самая для нас подходящая: можно делать надежные статистические выводы касательно роли интересующих нас факторов.

Как же распределены во времени ядерные испытания?

Распределение по годам дает мало интересного. Естественно, вначале взрывов еще мало: и "изделий" немного наготовлено, и система испытаний только начинает налаживаться. Но довольно скоро устанавливается некая норма: в Казахстане в среднем взрывают 14 в год, на Новой Земле 1-3. Какие-то вариации (в Семипалатинске - от 8 до 20 в год) видны только потому, что они синхронны для всех групп и, значит, не случайны. Взрывная активность минимальна в 1973, 1982 и 1985 годах, в Казахстане, к примеру, всего 8-10 в год. В 1986-ом опять снижается: мораторий, а там и полное запрещение. Это фактор международной политики, мы в него вникать не собираемся.
А вот посмотрим распределение по месяцам - это уже интереснее.

Месяц................Новая Земля...Казахстан
Январь.....................0...................8
Февраль...................0.................20
Март.........................0.................26
Апрель.....................0.................29
Maй..........................1.................23
Июнь........................1.................36
Июлm.......................1.................33
Aвггуст.....................8.................18
Сентябрь..................9.................28
Oктябрm.................17.................35
Нoябрь.....................2.................32
Декабрь...................1..................51

На Новой Земле явно доминирует природный фактор, погодно-климатический. Арктика все таки. Тут, за полярным кругом, зимой, не очень-то удобно работать на свежем воздухе. Солдатам-то еще ладно, пусть привыкают, как завещал Суворов. Но вот техника не выдерживает. Поэтому подготовительные работы идут летом, и сами взрывы могут быть сделаны к уже к концу лета или осенью.
В Казахстане преобладает родимый советский фактор: январь - глубокая "спячка": всего 8 взрывов вместо средне-месячной цифры 28. Многострадальный декабрь - ярко выраженная "горячка": 51, чуть не вдвое больше "нормы". Хотя, надо сказать, декабрь в Казахстане не намного лучше, чем на Новой Земле: пронизывающие ветра, морозы 20-25 С, снегопады. Но - куда деваться, тянуть уже нельзя, год кончается, горит премия. Надо отчитываться за годовой план.
Небольшая полугодовая "горячка" в июне: 36. А вот что там в марте-апреле? Казалось бы, март - конец квартала, апрель - начало следующего?… А тут вмешивается еще один нюанс советского фактора - великий праздник 1 мая. То, что надо бы сделать в первом квартале - не успели. Приходится, стало быть, посвящать Международному Дню Солидарности Трудящихся.
А как с числами месяца?
В первой половине месяца производится всего 37 % взрывов, соответственно, во второй половине - 63 %
В среднем за пять дней должно выполняться 16 % месячной нормы. Но за первую пятидневку делается лишь 11 %, зато в последнюю - 28 %! Из всех казахстанских взрывов только два (0.6 %) приходятся на первый день месяца. Наибольшее число взрывов (31) приходится на 29 число, это 9.3 % вместо среднего значения 3 %. В течение первых трех дней месяца сделано только 16 взрывов (4.8 %), тогда как в течение трех последних дней - 66 испытаний, 20 %!.
Тут советский фактор в чистом виде. Он всемогущ, никакая там воинская дисциплина не может его остановить. Любопытно отметить, что в условиях капитализма магия сроков напрочь отсутствует. Мы изо всех сил пытались найти аналог "советского фактора" в работе Невадского полгона в США. Так было бы соблазнительно переименовать "советский фактор" в какой-нибудь "обще-государственный". No! Absolutely nothing! Когда подготовили - тогда и взорвали, хотя слабенькая "спячка" в первых числах месяца просматривается. Но никакой "горячки", ни в конце месяцев, ни в конце года.
А как обстоит дело с временем дня?
Практика химических индустриальных взрывов (добыча угля, руды) являет чисто техническую логику. Там взрыв - это не главная работа. Главная - добыча полезного ископаемого, а взрывы приспосабливают, чтоб они не задерживали основной процесс: либо в конце недели, либо в конце рабочего дня, в крайнем случае - перед обеденным перерывом. Чтобы, если что-то, что должно было рухнуть - сразу во время взрыва не рухнуло, могло бы рухнуть попозже, скажем, в субботу-воскресенье, или ночью, или на худой конец, когда народ уйдет из карьера пообедать. Чтоб не простаивать, ожидая, когда же рухнет и не подставлять головы под эти вполне возможные "пост-обрушения".
А что с ядерными?
Спросим статистику данных. Оказывается, что все происходит в течение рабочего дня, светлого времени суток. Скажем в Казахстане 93 % взрывов делается между 7 утра и часом дня местного времени, 78 % - между 8 утра и 12 дня, 57 % - между 9 и 11 утра. В нормально удобное рабочее время. Примерно то же и на Новой Земле: 87 % между 6 утра и 4 часами дня местного времени, 62 % - между 9 утра и 2 дня. Удобно для всех и никакой мистики.
Но вот мы пришли к минутам. Тут уже ни погода не влияет, ни время суток, ни начальство московское не давит. Все "спячки-горячки" кончились. Настал День и Час. Надо назначить взрыв. Это значит - указать момент, минуту. Нет никаких объективных обстоятельств, никто не диктует генералу, кроме его уверенности что все готово и что в нужную минуту все будут на нужных местах.
Организовать это не так-то просто. Помнится, при большом химическом взрыве в Таджикистане, который должен был завалить русло Вахша и повернуть его бурные воды в тоннель, все было готово. Назначен был день, час, минута и секунда. И - о ужас! Ровно за пару минут до взрыва, на высоком берегу Вахша, на самом краю обрыва, на том самом месте, которое должно было взлететь на воздух а потом рухнуть в русло Вахша - обнаружился вдруг любопытствующий пастушок со своими баранами. Представляете, сколько разных слов сотрясало воздух, сколько хлопот - часовой механизм уже тикает! Кто-то даже советовал взорвать этого дурака - так ему и надо!
Как же быть нашему генералу? Он же человек, и где-то там внутри у него ёкает: как бы сделать, чтоб все обошлось? Тут бабушкины сказки и присловья шевелятся у него в душе и выбирает он минуты из этих, абсолютно неосознанных, мистических, языческих неясных шевелений. Магические цифры-обереги: ("Тройка, семерка, туз...") Не даром в русском фольклоре чаще всего эти цифры и употребляются:
"У старинушки три сына. Старший - умный был детина…"; "Бог троицу любит"; "Мир стоит на трех китах"; "Третий лишний"; "Три девицы под окном пряли поздно вечерком…"; "Скинемся на троих?";
Или:
"На седьмом небе"; "Когда злой бываю - семерых убиваю"; "Вятттские - мужики хватттские, семеро одного не боятттся"; "Семь чудес света"; Семь дней недели, "Семь верст до небес - и всё лесом"; "Семь раз отмерь, один отрежь"; "Семи пядей во лбу"; "Семеро одного не ждут"; "Было у тещеньки семеро зятьёв"; "Седьмая вода на киселе"; "У семи нянек дитя без глазу"; "Один с сошкой, семеро с ложкой"; "Семь бед - один ответ".
Вы уже догадались, что самые излюбленные минуты - не 0, не 5 или 10, а 7 и 3.
Но все не так просто. В длинном 29-летнем ряду минут взрывов намечаются устойчивые вариации в предпочтении цифр. Поначалу господствуют четные минуты, к тому же в основном - из первой десятки. Потом сразу пошли нечетные, запестрели тройки и семерки, которых в первое время вообще не было. Потом вдруг четные совсем прекратились, пошли сплошные семерки. И не только 3 или 7 в чистом виде - подчас они "прячутся" под прикрытие первой цифры: 27, 17, 57, 23, 33….

Тут-то и начинается научный детектив.
Глядя на каталоги, вновь и вновь перелистывая их, перелопачивая эти цифры, просеивая из через разные гипотезы - установили мы нижеследующее. Оказалось, прямо-таки с несомненностью, что с 1961 до 1989 на Казахстанском полигоне минуты выбирались абсолютно не случайно, а в соответствии с определенными "пристрастиями". В разные интервалы времени эти пристрастия, эти любимые числа явно различаются.
Главные дискриминанты - следующие:
количество взрывов, проведенных в минуты, кончающиеся на 3 или на 7 ("тройка, семерка…"):17, 33, 57 мин и т.п.
%% четных и нечетных минут;
%% взрывов, проведенных в течение первых десяти минут часа, т.е от 00 до 10 минут;
По этим признакам четко видны четыре интервала, и, значит, генералов было - четыре, они по очереди сменяли друг друга.

Генерал № 1 (Oкт 1961 - Дек 1968)
a) Он любил четные числа (86%!);
b) Он предпочитал нажимать на кнопку в течение первых 10 минут часа (50% вместо 17%)
c) Он не любил чисел, которые кончаются на 3 или 7 - таких было только 3-5%% вместо 10%. Сразу видно - серьезный положительный человек, с хорошим техническим образованием, безо всяких там суеверий, в карты не играет, (вырос без бабушки?). А отсутствие суеверий - это тоже своего рода вера - скажем, в то, что общее мнение насчет тройки-семерки, черных кошек и прочего - глупости все это!

Генерал № 2 (Янв 1969 - Июль 1972)
a) Он любил нечетные числа (78%);
b) Он предпочитал первые десять минут и избегал последних десяти.
c) Он любил числа, оканчивающиеся на 3 и 7 (52% вместо 10%); 40% его взрывов были сделаны в 03 минуты!.
Это уж просвечивает суеверная натура.

Генерал № 3 (Авг 1972 - Авг 1980)
a) Очень любил нечетные числа (94%!!!);
b) Предпочитал последние 10 минут (29%) первым десяти (всего 15%);
c) Цифру 7 любил гораздо больше (60% !!) чем цифру 3 (25%).
А это уж совсем языческая душа. Видимо, деревенщина, безотцовщина, вырос на руках бабушки, по математике вечные тройки. Он, небось, и черных кошек побаивался. И кроме того, был человек нерешительный - тянул до последних минут. Не то что первые два генерала: решено - делай, быстрей-быстрей, на первых минутах часа, нечего тянуть.

Генерал № 4 (Сент 1980 - Окт 1989)
Этому генералу пришлось работать в совершенно условиях, чем его предшественникам. В августе-сентябре1980 было принято (на самом верху?) важное политическое решение: время взрывов решено было делать более похожим на случайное. Секунды не должны были быть 00.00, как раньше, и минуты тоже следовало разнообразить - (видимо, чтобы затруднить распознавание взрывов и землетрясений всяким иностранным агентствам). Тем не менее генералу № 4 удалось проявить свои личные предпочтения: цифра 7 на конце минут осталась любимой (30% вместо 10%), а цифра 3, хоть и чаще, чем в среднем (15% вместо 10%), но реже чем семерка. Цифра 57 по-прежнему оставалась любимой (14%), тогда как остальные минуты оказались на уровне 5 %. Уровень предпочтения стал заметно ниже. Заметим, что 13-ти он не боится: три взрыва сделаны в 13 минут, 6 взрывов - в 13 секунд…

Вот какая хитрая штука этот личностный неосознаваемый фактор - с ним бороться - все равно, что пытаться мячик утопить: все равно выскакивает. Никакой начальственный или идеологический прессинг не помогает.
На первый взгляд кажется странным, что цифры 13 генералы не то чтобы не боятся, а как-то забывают об её невезучести. Это наводит на мысль, что 13 - не исконно русское плохое число, оно какое-то не деревенское, а городское, и даже отдает заграницей, Западом. Это у них там в отелях не бывает 13 номеров, а то - и 13-х этажей, у автобусов не бывает 13 маршрутов. А ни в одной русской сказке нет чего-нибудь плохого про 13. Ни одного присловья вроде вышеперечисленных нет с числом 13. А наши генералы, скорей всего - люди деревенские.

А что американцы? Оказывается, они числа 13 действительно не любят. Не то чтобы боятся - но всё же, всё же. Взрывов 13-го числа в полтора раза меньше, чем 12-го. Зато 14-го настолько больше, насколько 13-го меньше. Так и слышишь " Ребята, давайте 13-го не будем взрывать. Ну и что ж, что готово. Отложим на денек, ничего не случится, взорвем 14-го - OK?". Тут и речи нет о мистике, языческих присловьях, неосознанных шевелениях. Это общепринятая традиция, а её не соблюдать - почти неприлично. И если не соблюли - значит, просто позабыли.

Ну - и что? - скажет скептический читатель. А то, скажем мы. Поучительно весьма.

Во-первых, Пушкин как всегда оказался прав. Он глубоко понимал русскую душу с её мистикой и суеверием, с потаённой верой в магические числа.
Во вторых, разные мы с американцами. Хоть и хотели бы - да не сможем пойти их путем.
В третьих, у любого секрета - уши длинные, как у царя Мидаса. Ведь факт смены генерала на таком ответственном посту наверняка считается делом серьезным. Это безусловно, бо-оо-льшой секрет. А эти вот сейсмологи-очкарики, эти научники пронырливые, эти Шерлоки Холмсы доморощенные, оказывается, могут такое пронюхать, что и не написано вообще нигде! Добро бы работали как агенты иностранных разведок, еще понять бы можно - так нет же, просто из неуёмного своего любопытства.

Ну и, наконец - информация полезная. Мы нарочно забыли сказать в самом начале, что из общего количества всех взрывов, в проведении которых официальные советские и военные каналы недавно признались - 13 остались ненаблюденными. И произошли неизвестно, когда. Они были слишком слабые, чтоб мировое сейсмологическое сообщество их могло увидеть из своего далека. Их даже со спутников не видно было - никакой воронки не получилось. На них держится важный политический момент - Такие не подлежат международному контролю как слабые и заведомо невидимые. Близкие к полигону сейсмические станции может что-то хилое и записали - да как найдешь, если время неизвестно? Поднять все 100 тонн сейсмограмм за четверть века и их с лупой пересматривать? Вдруг и увидишь что-нибудь исчезающе малое - да то ли это?
Но вот сейчас - спасибо, товарищи генералы - будем искать не везде, а только в "любимые" моменты. Это обнадеживает…
Январь 1999

<< Родословица ЭльтековыхРодословица Ратчей>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация