Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

1942-1944 Виталий Халтурин брату и маме

17 марта 1942п.с.617, часть 39
Из детдома Наркомата Просв. г. Оса

Дорогой мой Левочка! Получил твое стихотворное послание от 16 февраля. Как хорошо у тебя получилось!
Мой родной, ты прав, я тебе так мало пишу. Я все время думаю о тебе, составляю письмо, но оно никак не выходит. Никак не выразить то, о чем хочу написать. Да и на большое письмо не хватает времени, но не в этом дело.
Немного о себе. Жизнь у нас стала намного веселее. Ведь уже весна. Все тает, солнце сильно греет. Уже вторую неделю работаем каждый день по очистке двора и крыши от снега. но сегодня уже к сожалению кончаем. Все вычистили и теперь опять без работы. Я теперь так привык работать каждый день, что без работы как-то непривычно. Я тут серьёзно взялся за физразвитие. Через день работаю на пилке и колке дров в нашем интернате и в дошкольном и уже здорово насобачился на этом деле. По выходным дням работаем на хозяйстве. Молотим пшеницу, возим сено и проч. В прошлый выходной я работал на хозяйстве по вывозке сена. Этот день мне запомнился Напишу подробно. В 7-30 пошли на работу. Дали мне лошадь и сани. Да! могу похвастать: я теперь научился ее распрягать. В общем обращаться с лошадью оказывается совсем легко. С утра стоял сильный мороз -16. Я совсем замерз без рукавиц и в сырых валенках. Но к 10 часам сильно потеплело и я весь день работал без пальто. Поехали в 9 и ехали полтора часа. Сено находится в лугах, где летом работали наши ребята, км 6-7 от города. Работа мне очень понравилась. Нагружаем сено на возы. Работа хотя и трудная но интересная. Проработали часов до 2-х, обратно ехали еле-еле. Каждую минуту воз опрокидывался и приходилось переносить сено на место. Кончили часам к 6-ти. Так устали, еле дошли до дому и сразу легли спать и проспали до утра! Мне работать так понравилось, что я готов каждый день работать. Я теперь пришел к мысли, что лучше бы мне было остаться тут на лето. Я бы так окреп! Все ребята тут такие сильные только из-за того, что летом работали. А приехали они такими же как я. Левочка, ты подумай об этом и напиши маме. Конечно, мне без нее трудно. Но мы ведь не виделись полгода. И еще 2-4 месяца потерплю. Это было бы лучше и мне и ей. Ведь ей и без меня трудно с питанием и с жилищем. А потом все устроится. А к тому же мне лучше окончить школу здесь....

25 ноября 1942
Виталий из г.Оса, детдом Наркопроса
брату Леве на полевую почтe

Дорогой мой родной Лев. Все время думаю о тебе, мой дорогой. Как ты там? Судя по твоему последнему письму, тебя опять перевели в другую часть. Милый мой, напиши мне подробно о своей жизни и работе, вообще все возможное. Левочка, как давно не получал твоих длинных нежных писем с наставлениями и советами. Мне так хочется наладить опять нашу регулярную переписку. Ведь мы не виделись 19 месяцев, и как сильно за это время мы изменились. Мне кажется что при встрече я тебя совсем не узнаю. Ведь тебе уже 21 1/2 года. Ты настоящий взрослый. А когда я читаю твои письма, мне кажется, что ты все такой же мальчишка, каким я тебя видел два года назад. Дорогой брат! Пиши мне пожалуйста, пиши чаще, я же в долгу не останусь. Я начал писать тебе длинное письмо о моем житье-бытье. Скоро кончу.
Обнимаю тебя мой дорогой, целую крепко крепко.

10 декабря 1942
Из детдома, г. Оса - в Москву маме Лии Павловне

Дорогая моя! получил сразу два твоих письма, одно "до востребования", другое в интернат. Наконец-то ты написала б.м. подробно о себе, о своей жизни. Они все-таки длиннее предыдущих. Был очень рад Левиным письмам. Они, как всегда, длинны и подробны. Как видно из письма, они усиленно готовятся к......... и вероятно. скоро наступит решительный перелом в их "мирной" жизни. Но, как всегда, они (письма) 1) оптимистичны. Он еще находит время писать мне отдельно. Ведь я получил от него 3 письма! Я же пишу ему очень мало по сравнению с тем, как нужно. Мама! Мои открытки и письма по возможности пересылай ему. Пиши, послала ли ему посылку и что? У меня пока ничего нового. Стоят сильные морозы: 30-35, на улице бываем мало, только в школу и обратно. Пиши Фане, Пете и Алику. ........подробно о их жизни, условиях. Кончаю, больше..... уже хочется спать, ведь 11 часов.
Обнимаю и целую Получила ли мои письма?

17 июня 1943 г.
Из Москвы брату Леве (полевая почта)

Дорогой мой!
Как я уже писал, пока еще я иду "по твоим стопам." Но надеюсь, скоро вступлю на самостоятельный путь. Я недавно был уже в военкомате, прошел комиссию и все прочие "препоны". Конечно, с тех лет (1939-1940) они очень изменились и превратились в пустую формальность. Там я пробыл почти весь день с 11 до 5. Но это время я провел неплохо. Прочел все последние газеты и журналы, особенно "War and working class", "Британский союзник". В это же время "скоропостижно" сдал на целых три значка: ГТО, ПВХО, ЮВС За соответствующую мзду (пять коп штука) получил все три сразу и уже с ними явился на комиссию. "Вся грудь в орденах".
Медкомиссию прошел успешно. Ибо иного выходя ни для кого нет. Т.ч. годен к строевой службе по !-й группе согласно приказа <...> и пр. и пр. и пр. Мед комиссия не очень велика, осматривают поверхностно. Но "мандатная" значительно больше, и приходится заполнять многочисленные анкеты на всяких троюродных прадедушек и прабабушек и подробные автобиографии.
Да! самое интересное забыл! мой рост 184 см! Вот это здорово! Я даже не предполагал. Даже вес порядочный: 56 кГ. Для меня это уже много, ибо в Осе я весил 47 кГ. Т.ч. 9 кг за год - это прекрасно. Я давно побил все рекорды в этом, обогнав папу, дядю Леню и другие выдающиеся личности. Теперь, по-моему, обогнал даже тебя. Как по-твоему, А?
Насчет глаз не знаю, по-моему они у меня средние и даже очень средние. получил на руки приписное свидетельство. Так что теперь я уже могу показывать коменд. патрулям какой-то документ. А то у меня не оказывалось никаких документов и приходилось их уверять, в том, что "я еще маленький".
[Примечание: Виталию будет шестнадцать только через два месяца, Паспорт тогда выдавали в 16 лет].
Так что теперь со дня на день надо ожидать повестки и, следовательно надо скорее устраивать свои дела. Но у меня они (дела) как раз ухудшились, а не улучшились Вот уже неск. дней я сдаю черчение. Я думал, то на этом кончатся все мои страдания. но, оказывается - нет. С меня требуют оценки по географии и основам дарвинизма за 9-й класс, ибо они идут в аттестат. Но ни той ни другой у меня нет Ведь я не только не закончил 9-й класс, но даже почти не учился в нем. А без этих оценок не дадут аттестат. Я говорил с директрисой и она сказала, чтобы я экстренно готовил эти два предмета и в течение 1-1,5 недель сдал их. Она по возможности постарается облегчить условия испытаний. С биологичкой я уже договорился на 23/VI. Постараюсь к этому времени подготовиться, но не знаю, удастся ли. Ведь только 18-го я кончаю черчение и остается всего пять дней. А основы- это сложная наука с множеством терминов, наименований, фактического материала, примеров и доказательств. Но за целых пять дней, вероятно, самое основное схвачу, а всякие мелочи меня спрашивать не будут.
География, конечно, значительно легче и интереснее. Ведь ее то я знаю, особенно политическую и в меньшей мере ( по крайней мере в пределах школьной программы) экономическую А физической там почти и нет.
...........

20 сетября 1943
из Москвы брату Леве в полевую почту

.......... наконец=то я в Москве.! Я так быстро очутился здесь, что еще не верю этому. Ведь мне только в силу необходимости надо было быть здесь сегодня, ибо вчера закончился срок пропуска на вьезд, и опоздай я на сутки, меня ы уже не пустили. Иначе я с удовольствием прожил бы в Котельниче еще дней 10. Из Котельнича я уехал с великим трудом при помощи деда - 100 р данныз проводнику. Доехал благополучно, если не считать полета с 3-ей полки. В этом отношении я беру пример с тебя............

19 октября 1943
из Москвы брату Леве в полевую почту

Brother!
Виноват, трижды виноват перед тобой. У меня за это время столько всяких и всяческих впечатлений, дел и дел и еще раз дел. О кажом дне можно писать целые письма. Ибо каждый дает массу новых впечатлений, так как каждый день приходится бывать в неск. местах, встречаться с новыми людьми. И беда в том, что в какой-то определенный день а не написал, а потом....задолженность вырастала с каждым днем, а потом уже было страшно приниматься за эту гору. Я, конечно, не говорю о недостатке времени, это не оправдание.
Кратко: Я УЧУСЬ В 10 КЛАССЕ!! Ср.школа №370. Уже одно это накладывает на меня так много обязанностей, что не остается времени страшно мало, т.ч. приходится как-то вывертываться. .ты представляешь себе или нет? Твой брат в десятом классе! Невероятно!
Мама очень нервна и что-то плохо себя чувствуетю Успокаивай как-нибудь её.
Я помню, ты был уже в десятом классе взрослый,серьезный, умный, словом совсем мужчина. А я всё такой же 14-летний парнишка, как и раньше. Если раньше все удивлялись, что мне еще 14, то теперь удивляются, что мне уже 16.
Жди письма с комментариями.


15 ноября 1943
из Москвы, Останкино - в полевую станцию 17783

«Я вождь земных царей и царь Ассаргадон!» помнишь, давно ли ты учил его наизусть? Давно ли мы вместе повторяли его. Я его с тех пор хорошо запомнил. А теперь мне уже надо читать наизусть. Мы в школе начали проходить Брюсова. Как быстро летит время. А? Через 10 дней будет 4-ая годовщина твоего пребывания в армии. 25 ноября 1939. Как хорошо я помню эти дни…
Руновская улица, слякоть, грязь, по сторонам низкие казармы. Мы с мамой идем к тебе. Ждем. Час, полтора. Уже мама начинает мерзнуть, какао в заветном термосе совсем остыло. Вдруг вбегаешь ты, какой-то непохожий на себя, немного встревоженный и смущенный. В тот день я впервые увидел, как мама плачет…
С тех пор прошло 4 года.
Родной мой, я не буду оправдываться, извиняться. Виноват. Но даю слово, честное слово, что теперь буду писать тебе не реже чем 3 раза в неделю.
Виталий


19 июня 1944 г
Письмо,
Виталий Халтурин из Москвы брату Льву Малаховскому на полевую почту

Мой родной и любимый брат!
Вот проводили на фронт дядю Леню. Все таки за это время я его очень полюбил о очень не хотелось расставаться. Т.б. человек он совсем не не фронтовой и для фронта не подходит ни возрастом, ни здоровьем. Но ничего. Он бодр, спокоен и уверен в своем возвращении, а это самое главное. Он мне очень понравился своей простотой. откровенностью, сердечностью. Он очень похож на тебя, если не лицом, то характером. И даже когда он идет далеко и видны только смутные очертания лица, то мне все кажется, что это ты. Он также любит общаться с людьми, поговорить, высказать свои чувства, все наболевшее. .он много рассказывал мне о себе, о своей жизни и семье. Очень интересна его юность и вообще вся жизнь, полная упорного стремления к учебе и работе. Ему, конечно, немного не повезло, ни в работе ни в жизни. Очень похож на тебя - вернее, ты на него, своей аккуратностью, точностью, организованностью (небезизвестного происхождения). На нем все пришито, пригнано, всегда есть нитка, иголка. Время точно распределеено, рассчитано. Всегда находит себе работу и страшно не любит слоняться без дела. Да еще очень ласков, нежен, любит целоваться, очень любит своих детей и вообще детей. В общем, вылитый ты.
Таков дядя Леня.
Мы обещали писать друг другу. Он, конечно, выполнит свое обещание. Мы проводли его из дома до вокзала. Я отнес его вещи. .полтора часа посидели в купе, поговорили обо всем. Он рассказал себе, о своей жизни до рев. как он одновременно и учился и работал, как проводил партийную работу, как вступил в партию. Время прошло незаметно. Вот уже пора уходить. Мы расцеловались, пообещали писать, еще раз расцеловались и расстались. поезд отходил, он стоял в окне и махал нам рукой.
Вот и все.
Будем ждать его писем и узнаем, что и как.А пока нечего гадать. Но ясно. что он будет не непосредственно на передовой, а где нибудь поближе. но конечно, на фронте не место и вероятно, придется нелегко.
Родной, как узнаешь его адрес - обязательно напиши. Ведь он тебя очень любит и понимает. Он так редко получает письма и так хочет получать их, что каждое для него - большая радость. . За меня не беспокойся, я обязательно буду писать.
Он отдал нам свою повседневную гимнастерку с золотыми погонами, переменив ее на новую - с полевыми и фуражку дал.
Конечно, я всё это одел и все были в восторге. Мне всё это страшно идет и фуражка и погоны. Я посмотрел в зеркало и даже сам себе понравился. Действительно, это почти как на меня. Был уже вечер и я рискнул выйти в этом на улицу. Там почти никого не было. Встретил только одного военного (лейтенант). Тот так козырнул мне, что я растерялся и забыл, то ответить.
Целую. Получил ли мои бандероли?


29 июля 1944 г
Виталий Халтурин из Москвы открытка брату Льву Малаховскому на полевую почту

«Товарищи! Сегодня, 29 июля в 10 ч вечера……» и т.д. До чего родными, близкими и желанными стали эти слова, которые слушаешь уже целый год и которые никогда не надоедают и всегда вызывают волнение и радость. Мы, москвичи, до того избаловались, что день без салюта кажется нам каким-то неполным и не ярким, настроение уже «плохое» и «ворчливое». Но зато какая радость и праздничное настроение у всех во время салютов!! Вся Москва напряженно слушает знакомый, родной и торжественный голос Левитана. По улицам звучат крики: «Что?? Какой салют? Большой или маленький? Вот здорово! Молодцы наши!» К началу салюта весь город уже высыпал на улицы не только ради этого прекрасного зрелища, но просто чтобы отметить такое событие.
My dear brother! Что это ты замолчал? Вот уже две недели от тебя ничего.

<< 10. ГАРМ 1960 7. ЛенЗОС>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация