Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Лев Малаховский: COLD BAY, ALASKA


Военно-морская база была создана для передачи американских кораблей Советскому Союзу, чтобы укрепить его Тихоокеанский флот в предстоящей войне с Японией. Это было предусмотрено секретным соглашением, подписанным лидерами трех союзных держав, по которому СССР должен был вступить в войну с Японией после поражения германской армии. Я был одним из рядовых участников этой операции.
Был сформирован специальный отряд Тихоокеанского флота со штабом во Владивостоке. Именно туда я и прибыл из Москвы вместе с 30 другими студентами Военного института иностранных языков. Мы должны были работать переводчиками при передаче кораблей.

Штаб отряда вместе с группой военно-морских специалистов (штурманов, радистов, артиллеристов и др.), а также - переводчиков отправился в конце марта из Владивостока на "Свободе" - грузовом судне, переделанном для перевозки людей. Через 7 дней мы приплыли в Петропавловск-Камчатский. После долгого пребывания там двинулись, наконец, на восток, и через 7 дней пути прибыли в Datch Harbor. Это было12 апреля, памятный день смерти Рузвельта. В тот же день мы отправились дальше и вскоре достигли места нашего назначения, Cold Bay. Это уже не материковая Аляска, а один из островов Алеутской цепи.
(Сейчас Cold Bay легко найти на карте Google. Довольно много тут русских географических названий: вулкан Павлова, залив Моржевой, залив Белковский. Т.Р.)

Это длинный широкий залив, очень удобный для стоянки кораблей: он окружен плоскими пустынными холмами, защищающими его от ветров. Поэтому во время сильных штормов, которые случаются там очень часто, море в заливе остается сравнительно спокойным. К северо-востоку, на расстоянии примерно 25 миль мы могли отчетливо видеть вулкан Павлова, испускающий в небо каждые 7 минут облако дыма.

Гавань маленькая, с одной длинной пристанью. На берегу только несколько небольших домиков, в которых располагалась штаб-квартира базы. Нас поселили в маленьких домиках, рассчитанных на 6 или на 30 человек каждый. Они были собраны прямо на наших глазах. Дома были оборудованы плитами, работавшими на нефти. Мы с удивлением увидели, что бак, из которого мы должны были брать нефть, совсем не охраняется.

Командиром базы был капитан 1-го ранга Максвелл, русский по происхождению. В то время ему было 58 лет. По его рассказам, он убежал в Америку из Одессы в возрасте 8 лет, пробравшись на корабль.

Передача кораблей началась в самые первые дни. Американские корабли прибывали в Cold Bay группами каждые две недели, в каждой группе по два десятка кораблей. Это были главным образом небольшие противолодочные корабли (охотники) и траулеры, с командой 25-50 человек. Но были и более крупные: фрегаты с командой более 200 человек.

Как только прибывала группа кораблей, советская команда поднималась на борт каждого судна. В течение всего времени передачи - две недели - на корабле было по две команды. Каждый специалист должен был за это время понять все инструкции и освоить оборудование.

Беда была в том, что ни один советский моряк не знал английского (образование у большинства было 4-5 классов), и ни один американский моряк не мог говорить по русски. Кроме того, на каждом корабле было только по одному переводчику. Нам приходилось работать также и в штабе, в порту, в госпитале и т.д., так как у американцев собственных переводчиков не было.

Чтобы научить советских моряков новым для них специальностям, гидроакустике и радиолокации, был организован специальный курс, на котором они слушали лекции и практиковались в поиске подводных лодок на специальном тренажере. Курсы вел Hendersson, сорокалетний профессор Массачусеттского технологического института (MIT). Я был назначен постоянным переводчиком на этих курсах из-за некоторого опыта в радиотехнике, который я приобрел, будучи радистом на фронте.

За четыре месяца моей работы на курсах я хорошо познакомился с Хендерсоном, который оказался очень умным и милым человеком, а также с двумя его помощниками, Диком Чемплином и Бобом Эмблером. Дик был из Филадельфии, где его отец работал банковским служащим. После занятий мы с Диком проводили долгие часы в разговорах и дискуссиях. Но это уже другая история.

После двух недель совместной работы передача кораблей заканчивалась. Американские моряки улетали обратно в Штаты. Русские отправлялись на полученных кораблях в Петропавловск. Оттуда приезжали новые команды из США прибывали новые корабли и все начиналось заново. В течение всего периода работы было примерно десять таких перемещений.

После 8 августа, когда СССР объявил войну Японии, работа продолжалась. Советские специалисты и переводчики оставались на базе непрерывно в течение пяти с половиной месяцев.

3 сентября война закончилась. И в тот же день американская сторона по распоряжению президента прекратила все поставки по ленд-лизу. Они перестали нам поставлять не только военные корабли, но и продукты питания и другие предметы первой необходимости. Возникла катастрофическая ситуация: на камбузе не осталось продуктов, и мы не могли больше брать их со склада. Нужно было как можно скорее возвращаться домой. Но не было транспортных средств опять же из-за прекращения ленд-лиза.

В этот критический момент нас выручил командир базы Максвелл. Он приказал под свою личную ответственность обеспечивать нас провизией и помог с транспортировкой. Однако только три недели спустя, 27 сентября мы, наконец, отплыли на большом американском корабле "Карл Шурц", который доставил нас в Петропавловск. Там нас распределили по маленьким судам, принятым ранее от американцев, и мы отправились во Владивосток.

Когда мы проплывали мимо Курильских островов, разразился тайфун. Крен наших перегруженных кораблей достигал 45 градусов. Однако все обошлось и мы благополучно прибыли во Владивосток. Оттуда, после двухнедельного путешествия поездом прибыли в Москву. И вскоре возобновили занятия в институте.

В памяти осталось еще многое. Образ жизни американских моряков, экскурсия на узкий перешеек, откуда одновременно видны были Берингово море и Тихий океан, старое заброшенное кладбище с русскими надписями на могильных камнях, печальный День Победы, когда мы слышали звуки ликования из Москвы и особенно остро почувствовали, как далеки мы от родины.

Эпопея Cold Bay произвела глубокое впечатление на всех ее участников, особенно - на переводчиков. Ведь мы дольше всех - в течение нескольких месяцев! - тесно общались с представителями другой великой державы, культура которой нам была почти незнакома. Железный занавес (о существовании которого мы тогда не подозревали) раздвинулся для нас. И если наших моряков привлекал заокеанский уровень техники и незнакомый образ жизни, то американские моряки, особенно офицеры, были впечатлены нравственной чистотой, добросовестностью и дружелюбием советских матросов, профессионализмом, который позволил им, даже при нехватке переводчиков, быстро овладеть новой техникой.
Почти полвека прошло с тех пор…
1995

<< Список публикаций И.И.Халтурина 1930-х – начала 1950-х годовС друзьями, родными и коллегами >>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация