Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Л.П.Пекуровская: АВТОБИОГРАФИЯ

Родилась я в Мозыре Минской губернии, ныне Полесской области Белоруссии, в еврейской семье мелкого служащего. Отец мой работал приказчиком у судопромышленника Смолянского и получал 50-60 руб. в месяц. Мать занималась домашним хозяйством. Детей было семеро, из них двое умерли в детстве. Я - старшая.

После окончания двухклассного еврейского училища я поступила в семиклассную гимназию (Лия была единственным ребенком в семье, которой отец смог дать гимназическое образование, ВХ). В 1911 году окончила ее отлично но удостоилась золотой медали. Я была очень огорчена, что не могла ее получить: за медаль надо было заплатить большую сумму. Отец утешал меня:
- Вот выйдешь замуж - муж заплатит.
Меня это еще больше раздражало. Не любила я богачей и не о замужестве мечтала. Я хотела учиться дальше, получить профессию по душе, заниматься историей, литературой, языками.


Моя трудовая жизнь началась рано. Еще будучи гимназисткой, я давала уроки, а с 1911 года стала жить самостоятельно. Занялась исключительно педагогической практикой. В 1913 году я жила "на кондиции" (Т.е. в качестве домашней учительницы) в доме лесопромышленника Муравчика. (Виталий Иванович вспоминал мамин рассказ о том, что свою ученицу мама потом неожиданно встретила на улице в Кирове (Вятке), в 1942, где их свела эвакуация.) В 1914-1915 г. работала в еврейской школе на станции Калинковичи, давала частные уроки.

Высшие учебные заведения, куда принимали женщин, были только в Петербурге, Москве и Киеве. Но въезд в эти города простым евреям был воспрещен, там могли жить только богатые евреи - купцы первой гильдии. Поэтому мне пришлось отказаться от своей мечты. В 1915 году я поехала в Юрьев (ныне Тарту), где поступила на высшие медицинские курсы. Стипендий тогда не было, приходилось зарабатывать на жизнь уроками.

В Юрьеве было много студенческих организаций, которые вели большую и интересную работу: устраивали лекции, диспуты, литературные вечера. Там я многое получила для своего политического развития, впервые узнала о Российской социал-демократической партии, о большевиках и меньшевиках, о Владимире Ильиче Ленине.

В Юрьеве застала меня Великая Октябрьская революция. В это время я была на четвертом курсе. Однако вскоре мне пришлось покинуть Юрьев, так как по Брестскому договору (март 1918 года) Юрьев должен был отойти к немцам. Я уехала в Харьков
(Помню мамин рассказ, как они плыли на пароходе В.Х). и поступила там на четвертый курс Харьковского женского медицинского института.


С 1915 по 1918 год я учительствовала в Юрьеве, а потом - в Харькове, совмещая работу с учебой в медицинском институте. Но долго учиться там мне не пришлось и окончить медицинский институт мне не удалось.

Разгоралась гражданская война и над Украиной нависла серьёзная опасность. Правительство Украины было вынуждено эвакуироваться из Харькова в Киев. Вместе с небольшой группой студентов уехала в Киев и я.

В это время в Киев прибыла группа большевиков Петрограда и Москвы, посланная на помощь Советскому Правительству Украины. Среди них был и один из организаторов Красной гвардии в Петрограде, член партии с 1911 года Владимир Филиппович Малаховский. Все мы жили тогда в общежитии, которое было устроено в бывшем дворце миллионера. Впервые я попала в общество людей, которые так много сделали для победы революции.

Я стала работать заведующей библиотечным отделением Наркомвоенмора Украины и заведующей клубом Киевского гарнизона. Ведала отправкой литературы на фронт. Вскоре я подала заявление в партию, но партийный билет получила уже в Москве. Положение на Украине настолько ухудшилось, что Киев пришлось оставить и советские работники были эвакуированы в Москву. Вместе со мной приехал в Москву и Владимир Филиппович Малаховский. Там мы и поженились. И почти сразу же мы должны были отправиться на фронт: враг приближался к Москве.

Владимир Филиппович был назначен помощником комиссара 8-ой дивизии 13-ой армии Южного фронта, а меня назначили политкомиссаром санитарно-эпидемического отряда 42-ой дивизии той же армии. Работа политкомиссара в условиях того времени была очень напряженной и ответственной. В армии свирепствовал тиф. Среди медицинских сестер были выходцы из дворян, из княжеских семейств, которые всячески вредили Красной армии, расхищали ценные лекарства, пытались отравлять раненных красноармейцев. Нужно было иметь зоркий глаз и приложить немало усилий, чтобы предотвратить попытки вредительства.


На фронте я заразилась сыпным тифом, потом демобилизовалась и осенью 1920 года приехала в Москву, где год проработала в ЦК ВКП(б), совмещая работу инструктора Отдела работниц и секретаря редакции журнала "Коммунистка". Я работала под руководством замечательных большевиков, соратников Владимира Ильича Ленина - Александры Михайловны Коллонтай и Надежды Константиновны Крупской, которая была ответственным редактором журнала.

В конце 1921 года я переехала в Ленинград, где работал в это время мой муж. Здесь я стала работать в отделе народного образования, а затем - в Институте научной педагогики и Педагогическом институте имени Герцена. В течение многих лет я занималась вопросами коммунистического воспитания детей в школе и в пионеротряде. По моей инициативе в Ленинграде был организован Дом Пионерработы, где изучали опыт работы лучших пионеротрядов. Я выступала с лекциями на курсах пионервожатых и со статьями в педагогических журналах, руководила группой по изучению детского коммунистического движения в институте Научной Педагогики, участвовала в совещаниях по этим вопросам, проводившихся в Москве.
Одно время заведовала клубным отделом Губполитпросвета, была председателем комиссии по проверке педагогов, инспектором школьного отдела по Выборгскому району и членом Научно-методического Совета.

Работу в ГорОНО я совмещала с учебой. В 1925 году я окончила, наконец, высшее учебное заведение, но уже не медицинское, а педагогическое. Я окончила Педагогический институт имени Герцена, получила право преподавать педагогику и была оставлена при кафедре педагогики, проработав преподавателем этого института до 1931 года.

В 1930 году я была выдвинута в аспирантуру, но полного курса не закончила и диссертации не защитила: была отозвана Культпропом ЦК ВКП(б) на работу в Москву. В дальнейшем только путем самообразования я продолжала и продолжаю повышение своего идейно-политического уровня, общего и специального образования.

С 1926 по 1929 года я по настоянию Облбюро Пионеров была переведена на штатную работу в обком ВЛКСМ, принуждена была оставить работу в ГорОНО, но преподавательской работы в Педагогическом институте им. Герцена не оставила. Все эти годы я руководила областным методическим бюро пионеров.

В годы моего преподавания педагогики я вела еще дополнительный курс "Вопросы детского коммунистического движения". Эти же вопросы я преподавала на курсах пионервожатых. Центральное бюро пионеров при ЦК ВЛКСМ привлекало меня для выполнения отдельных заданий методического и организационного характера не только в Ленинграде, но и в Москве, куда я часто выезжала. По вопросам пионердвижения и политвоспитания в школе я часто выступала не только с докладами, но и со статьями в печати - в педагогической и в детской прессе. Одно время была членом редколлегии газеты "Ленинские искры" и журнала "ЧИЖ".

В 1929 году Педагогическому институту удалось добиться моего освобождения от методической работы в Облбюро пионеров и я перешла на штатную работу в Педагогический институт им. Герцена, где в качестве помощника заведующего учебной частью, я организовала общеинститутское бюро по руководству производственной практикой студентов.

В мае 1931 года по предложению. ЦК ВЛКСМ я получила от Культпропа ЦК ВКП(б) путевку в Научно-исследовательский институт детского коммунистического движения, который тогда только что организовался в Москве. В этом институте я работала ученым секретарем, помощником директора по научной части, сочетая все эти должности с руководством научной бригадой и выполнением научной работы по плану института. Здесь мне снова посчастливилось работать под руководством Надежды Константиновны Крупской.

В 1934 году институт был закрыт. Я вернулась в Ленинград.
Больше года я работала в ГорОНО в качестве заведующей кабинетом внешкольной работы, совмещая эту работу с работой в институте научной педагогики. Некоторое время работала помощником директора заочного пединститута. Преподавательскую же работу вынуждена была оставить из-за болезни горла.

В конце 1935 года Горком ВКП(б) направил меня на работу в Ленинградское отделение Учпедгиза (учебно-педагогическое издательство). Начала я свою работу там заведующей редакционным сектором, а затем была утверждена главным редактором и заместителем начальника отделения по редакционной части. Последние годы я совмещала работу главного редактора и заместителя начальника с заведыванием русской группой редакций и редактированием отдельных книг по педагогике (по разрешению начальника). За хорошую организацию работы, оперативное выполнение правительственных заданий я неоднократно премировалась, имею благодарности по приказу. Последний раз премирована в 1940 году.

Работу в издательстве оставила 15 февраля 1941 года по собственному желанию, мотивируя это невозможностью совмещать три должности. К тому же при этой работе мне невозможно было работать над повышением своей научной квалификации, её оформлением. Работаю сейчас самостоятельно по истории педагогики, в частности - по истории школы Крайнего Севера.

В годы войны я работала старшим редактором Детгиза, а с 1946 по 1952 год - старшим научным редактором издательства Академии Наук СССР, где подготовила к печати ряд книг по гуманитарным наукам.

В 1952 году я вышла на пенсию. Как старый член партии я получаю персональную пенсию республиканского значения. Но своей партийной и общественной работы я не прекращаю и теперь. Я работаю в школьной комиссии Совета содействия Музею Великой Октябрьской революции и в пионерской комиссии Музея истории Ленинграда, объединяющей пионерработников двадцатых годов. перед нами поставлена задача - передать революционные традиции нашей партии - детям, молодежи.

Встречаясь с молодежью, представителями зарубежных коммунистических партий и молодежных организаций, я рассказываю им о своих встречах с Владимиром Ильичем Лениным, о своей работе под руководством такого замечательного человека, каким была Надежда Константиновна Крупская - верный друг и помощник Владимира Ильича. Общение с молодежью дает мне силу и бодрость для дальнейшей работы.


В партию я вступила в 1919 году, уже будучи на фронте и еще до оформления принимала активное участие в общественной и политической жизни, во всех мероприятиях партийной организации Наркомвоенмора Украины.
Никаких колебаний в проведении линии партии у меня никогда не было, ни в каких оппозициях никогда не участвовала.

В партии всегда была активной. Я неоднократно выбиралась членом партийного бюро, была парторгом (в 1935 году в Институте, в 1937 - в Учпедгизе. Много лет была прикреплена к комсомолу, руководила политкружками, кружками текущей политики и истории ВКП(б). Систематически выступала с докладами по различным вопросам партийно-политической пропаганды. Постоянно привлекалась районным и городским Комитетом ВКП(б) к агитационно-пропагандистской и обследовательской (инструкторской) работе. С 1931 по 1934 год состояла внештатным инструктором Культпропотдела МК ВКП(б) и Обкома ВКП(б), к такой же работе привлекалась и привлекаюсь теперь Куйбышевским Райкомом ВКП(б), где сейчас на учете.

В профсоюзной работе принимала всегда то или иное активное участие. Неоднократно выбиралась в члены местного комитета, работала в качестве руководителя культсектора месткома, редактором стенгазеты, руководителем отдельных комиссий и т.д. В 1933 году была председателем бюро секции научных работников при Научно-исследовательском институте Детского коммунистического движения в Москве. Всегда моя работа по линии общественной получала хорошую оценку.

Замужем была два раза. Мой первый муж, Малаховский Владимир Филиппович - умер. Он был членом партии с 1911 года и оставался им до конца своей жизни. Он был красным профессором, занимался преподавательской и научной работой по истории СССР.

Мой второй муж, Халтурин Иван Игнатьевич беспартийный. С 1928 года живет в Москве. Он литературовед, критик, занимается вопросами детской литературы. В 1935 году мы разошлись.

У меня два сына. Старший - Лев Владимирович Малаховский сейчас в Красной Армии. Ему 20 лет. По окончании средней школы отличником, он поступил в 1939 году в Политехнический институт, а осенью 1939 был призван на действительную службу в Красную Армию. Сейчас он помполитрука и председатель комсомольской организации части. Младшему сыну Виталию 13 лет. Он пионер, хорошо учится, сейчас переведен в 7-ой класс. Дети всегда жили при мне, я их вырастила и воспитала.

При мне - а я старшая в семье своих родителей - жили с 1923 года мои младшие: брат Хаим (Ефим) и младшая сестра Ришеле (Раиса) с матерью.

При советской власти отец одно время служил в сельской кооперации, работал по заготовке грибов. По состоянию здоровья (он болел диабетом) принужден был работу оставить, жить небольшими доходами, что давал ему ненационализированный маленький деревянный дом в Мозыре. Умер он в 1933 г. Мать умерла в 1938 г.

<< ВышеславцевыОльга Халтурина ЛЮБОВНЫЕ ИСТОРИИ>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация