Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Виталий Халтурин: МИР ТЕСЕН

Дорогие дети,
Сейчас в Америке мертвый сезон. В Ламонте, как и во всех американских университетах, пусто... Но некоторые все же тянутся в Ламонт в эти дни, Так как настроение нерабочее, то я занимаюсь не делом, а переписыванием вот этого моего рассказа.

Согласитесь, что e-mail - великая вещь, посильнее телефона… Это принципиально другой способ общения, не живой разговор, не письмо, не телефон… В e-mail-пространстве можно говорить свободно, не торопясь, помолчать или просто отвлечься, даже подремать пару минут, собеседник этого не заметит. Еще, конечно, важно, что собеседник тебя не прерывает, не возражает и не делает кислое лицо, когда ему что-то не нравится... Не менее, а может быть, более важно, что он (т.е. e-mail, а не собеседник) позволяет свободно обращаться и общаться с малознакомыми или совсем незнакомыми людьми. Что обычно делать невозможно физически, да и этически, т.е. в силу каких-то принятых норм поведения…

И самое главное - что легкость и доступность общения не зависят от расстояния, политических границ и времени суток. Только через Е-mail можно найти и связаться с друзьями далеких лет, о которых в суете американской жизни забыли. Так, за последнее время мы с Владиком Мартыновым впервые за много лет вышли на наших гармских друзей - Алишо Шомахмадова (Таджикистан), Витю Пушкарева (Алтай), Стаса Писарева (Магадан) и много лет молчавшего Жору Папандопуло (Греция).

У нас большой компьютерный зал, я тут один… Сегодня еще выходной, последний из рождественской четверки. Я провел в этом зале (я сказал бы, прожил) уже немало лет - с июня 1993-го… Тишина, самое время работать, но ощущение доступности мира уводит от работы. И мысль уходит в свободное плавание… Сегодня я еще раз убедился, как тесен и непредсказуем мир… Именно сегодня, когда в Ламонте почти пусто, я встретил (не в первый раз, конечно) только 5 человек (не считая охранников). Но с каждым из них наши жизненные пути пересекались несколько десятилетий назад…

Вероятность каждого пересечения (совпадения) ничтожна Точнее, это просто невозможно с позиций сухой статистики… Но, к счастью, мир более предсказуем и более структурируем, чем диктуют законы статистики. «Особенно – применяемые неадекватно» съехидничала бы Татьяна.

Когда мне не хочется работать, я делаю вид (перед собой, конечно), что я голоден или хочу пить, и тогда, со спокойной совестью иду на кухню… Так и сегодня. Пока заваривал чай, приходит Раиса Стеблова. Она жена Миши Когана, который занимается GPS: измеряет взаимное перемещение и деформацию материков, и имеет тут многолетний контракт.

№ 1. Так вот - Миша работал в нашем ИФЗ (Институт Физики Земли) с конца 60-х годов.
Мы с ним были знакомы через Питера Молнара и однажды я был у него дома. Миша почти единственный человек, с кем я в Ламонте постоянно общаюсь. А за пределами Ламонта в этой стране у меня только Глеб с Ирой, да Владик Мартынов… Рая старше Миши на 10 лет, а меня на год. Так что она совсем старуха, но работает постоянно (вроде меня…), ходит медленно, спина прямая, вид строгий…

№ 2. Так вот - с этой Раей мы учились на одном курсе на физфаке в Ленинграде с 1946 года, и на геофизике до 1950 г.

Так что я ее знаю уже 58 лет. Питер Молнар был в Москве, кажется, в 1987 и жил у них. Я пришел к нему, поздоровался с Мишей и его женой, но совершенно ее не узнал (почти 40 лет не видел...). Более того, когда она приехала в Ламонт, я ее еще раз не узнал и только через год-полтора до меня дошло. Лишь недавно она меня окончательно простила. Но общаемся мы с ней мало, больше с Мишей… Вот уже совпадение двух, мало вероятных событий. Два следующих произошли через пару часов…

В полдень приехал поработать Дима Левин. Он из тех, что стремятся быть «папее Папы», т.е. быть большим американцем, чем они сами. Как-то с ним я практически не общаюсь…

№ 3. Так вот – этот Дима учился в Керосинке (это Институт Нефти и Газа в Москве) в одной группе вместе с Ваней Кузнецовым, сыном Кости Кузнецова и Риммы Курочкиной, которая в Талгаре кормила своим молоком Майку-Зайку осенью 1964.

С Димой Левиным приехала сегодня в Ламонт его жена Юля.

№4. Так вот, Юля - дочь Генки Шефтера , с которым в Московском Университете в 1953-55 учился и дружил мой брат Кутя - Володя Смирнов-Халтурин. Гена написал о Вове, своём друге - вы можете прочитать это на нашем сайте в разделе "Халтурины".
Гена бывал на Лаврушинском 17, где жил Кутя с родителями, там мы с ним и познакомились, даже храним общую фотографию… Кутя утонул в Лиелупе в 1955 году, и Гена потом приходил к папе и Вере Васильевне в дни печальной годовщины, 18 июля. Гена работал одно время в Спецсекторе нашего Института. Мы слышали друг о друге и несколько раз виделись там.

Сейчас он в Нью-Йорке, репетитором у русско-еврейских детей. Американские школы поразительно плохи по математике, а наши дети должны поступить в самый лучший университет! Так что работы ему хватает.

Заходил недавно один workogolic (трудоголик), из китайцев, который неистово работает 25 часов в сутки и все делает молниеносно - ест, ходит, вернее, бегает, и вечно занят… Он знающий и толковый (в американском смысле) человек, т.е. знает все, что где написано, какие есть наилучшие методы обработки данных. Иногда он все же позволяет себе шаг влево - шаг вправо. Он не совсем эпигон и подчас ищет что-то новое, не всегда повторяет работы других на ином материале…

Он, м. б., единственный, кто (кроме Пола Ричардса), понял, что я разбираюсь в сейсмологии не на компьютерном, а на физическом и эмпирическом уровне, видимо, больше, чем кто-либо иной в Ламонте… Поэтому он иногда советуется со мной, несмотря на то, что я совершенно не знаю всей компьютерной кухни, да к тому же плохо понимаю американский язык, да еще в китайском исполнении. Его кличка Джек, а фамилия ХIE… как это произнести? Я несколько лет полагал, что КСИ. На самом деле - СЕЙ!!

№ 5. Так вот - его отец, Сей Ю Шоу, был у нас в КСЭ первым иностранцем в 1956 г.

Он был в Нарынском отряде и, видимо, в Душанбе, но не в Гарме. В Гарм иностранцев не пускали до 1971. Тогда, после геологического конгресса в Москве в 1971 г приехала в Гарм большая группа самых видных геофизиков. На пару дней. После этого иностранцы стали приезжать поработать. А с Сей Ю Шоу мы, кажется, виделись, но не помню, где. Но все в экспедиции утверждают, что когда он вместе с Нерсесовым ездил по станциям, то за ним возили ВАННУ (легенда гласит – деревянную!).

В 1957 Нерсесов был у него в Китае. Что Джек – сын того самого Сей Ю Шоу, я узнал, совсем случайно, через несколько лет после моего первого знакомства с Джеком. И сразу написал его отцу. Тот отвечал мне вначале по-русски, потом перешел на более близкий ему английский.

А вот еще один пример справедливости пословицы, что мир – тесен. Наш многолетний друг Толя Левшин нынче живет в Боулдере. Мы с Таней очень высоко его ценим (во всех отношениях). Он у нас вроде как неформальный лидер русской сейсмологической общины в Штатах. А община эта не маленькая - человек 20. Толя писал мне не раз, что он бывает у своих знакомых в Денвере…

№6 Так вот, эти знакомые – семья Сони Ивич, дочери папиного близкого и многолетнего друга Игнатия Ивича, которого папа всегда звал ГРАФОМ.

Это он, Ивич, сохранил у себя дома в недобрые времена архив Осипа Мандельштама. (описано в статье: С.И.Богатырева, «Завещание», Вопросы литературы, 1992, вып. 2, стр. 250-276) Я знаком с этой семьей и с Соней со времен войны. Ивичи жили на Руновском переулке, недалеко от Лаврушинского, где жил папа, (и где я был прописан в 1943-46). Последнее оказалось весьма важным. Потому что, когда весной 1946 г. я перестал ходить в Энергетический Институт (где учился с осени 1944-го), то извещение о грозившем мне исключении (за непосещаемость) пришло к папе. Получив эту повестку, папа нашел меня и устроил мне разгон, чего с ним никогда не бывало. Он отругал меня так язвительно, что до сих пор помню. Нашел – потому что, хоть прописан я был у него, но жил у Анны Львовны Шенкман, которая была мне как мать. Я ее очень любил. С ее детьми Шурой и Донарой мы встречаемся по сей день и нашему знакомству скоро 60 лет.

А на банальный вопрос, почему я не ходил в Институт, и что я вместо этого делал, ответить не могу, забыл начисто.

Правда, был еще случай в моей жизни, когда папа устроил мне трепку. В 32 или 33 году (мне 5-6 лет) он меня не только отругал, но и отшлепал хорошенько. А случилось вот что. В журнале "ЁЖ" папа в каждом номере выступал под именем "инженер Гидролюбов" с несколькими фотографиями. Так там он для усиления своей солидности - а было ему всего-то 30 лет - приклеивал себе усы и бороду, которые вместе с бутылочкой клея держал в дальнем ящике письменного стола. Днем, когда все ушли, я не выдержал: залез в его письменный стол, взял там накладные усы и бороду и приклеил их, благо бутылочка с клеем была там же. Я пару часов щеголял в этом виде (дома никого не было). Но когда уже взрослые могли прийти, и мне надо было отклеить бороду, сделать этого я никак не смог, и в панике ждал папиного прихода…

Правда, последний рассказ к СТАТИСТИКЕ и НЕВЕРОЯТНОСТИ ВСТРЕЧ никакого отношения не имеет. Это меня куда-то понесло, как всегда. Простите…

Тут пришла Таня и, как специалист в статистике, сказала, что мир, конечно тесен, и это удивительно. Но ведь и слой тонок, да и круг узок. Так что НЕВЕРОЯТНОСТИ не так уж и НЕВЕРОЯТНЫ.

А жаль.

Спокойной ночи, дорогие малыши…

Виталий
Январь 2004

<< УКРОЩЕНИЕ Б.М.ЭЙХЕНБАУМА Рувим Рубинович: В МЯСОРУБКЕ ВОЙНЫ>>

Я очень люблю этот папин рассказ... И всегда вспоминаю, когда встречаю в стенах нашей Обсерватории научного руководителя детей моей зав.лаб. Это высокий, красивый, молодой черноволосый человек, доктор наук. Зовут его Гриша Стеблов.
ЕВА, 24.08.2012

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация