Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

"ВЕСТНИК ЗНАНИЯ" и ЖАРЕНЫЕ ГУСИ


Ваня библиотекарь
Осенью 1917 Иван начал было учиться в 5 классе гимназии, ставшей Советской Трудовой школой 2-й ступени. Но весной 1918 школу бросил. В автобиографии отец пишет, что из гимназии его исключили за непосещение уроков закона божьего. Уже шел 1918, а еще такие строгости насчет закона божьего... Но не в том было дело. Кругом бурлила новая жизнь и Иван не мог оставаться в стороне.

А отец его, Игнат Захарович, потерял всё. Рухнули в одночасье его мечты и планы. Не только лавку потерял - даже дом отняли. Любимый сын Иван оказался в стане ненавистных революционеров. Не каждый рожден такое перенесть. Игнат Захарович проклял сына. Отказался от него. И до самой войны они не встречались и не переписывались.

Первые шаги в самостоятельной жизни 16-летнего Вани Халтурина определила любовь к книге. Он стал библиотекарем. Сначала это была гимназическая учительская библиотека, уже к осени 1918 – центральная Яранская. Важнейшая задача - пополнять библиотеку новыми общеобразовательными книгами, книгами по истории, политэкономии, социальным движениям. Уже в августе 1918, а потом и зимой 1918-1919 он получает из Петрограда многие сотни книг. Из "Вестника Знания", от Вильгельма Битнера.

В.В.Битнер и "ВЕСТНИК ЗНАНИЯ"
Осень и зима 1918-1919 в Питере - голодная. Это и определило способ комплектации библиотеки. Иван шлет Битнеру жареных гусей и прочие продукты. В ответ Битнер шлет книги пудами. В архиве Ивана хранится несколько писем и телеграмм от поставщика книг и получателя продовольствия, В.В.Битнера.

14 ноября 1918
Письмо на бланке «Вестник Знания», Петроград, Невский, 100

Дорогой друг,
Наконец-то нам удалось послать Вам книги, которые с пересылкою 129 руб обходятся Вам. (Сюда вошла и стоимость значков). Что же касается ящика, то мы его в счет не ставим, т.к. вероятно в нем Вы вышлете нам опять продукты. На всякий случай напоминаю, что надо обшивать холстом, как я уже писал. Посылаю Вам также и 200 р деньгами.



Больше не рискую, так как не знаю, удастся ли Вам отправить продукты ввиду вечно меняющихся условий. Во всяком случае Вы не беспокойтесь, расходы будут Вам возвращены тем или иным способом.

Требуемые удостоверения посылаю при этом письме: докторское свидетельство:

Сим удостоверяю, что Вильгельм Вильгельмович
Битнер страдает воспалением почек (нефрит),
воспалением почечных лоханок и мочевого пузыря
с атонией кишек.
По роду болезни В.В.Битнеру необходимо усиленное
питание согласно диэтическим предписаниям.
12 ноября 1918. Др. мед. Алексей Ильич Васильев


и удостоверение Комитета Бедноты в том, что я не спекулянт. Правду сказать, такое удостоверение в наших условиях звучит довольно странно, так как всякий спекулянт хранит свою деятельность в тайне, иначе бы его расстреляли.

Удостоверение
Сим удостоверяется, что В.В.Битнер, редактор-издатель «Вестника Знания», спекуляцией не занимается. Напротив, исполняя в весьма трудных условиях общественно-полезную просветительскую работу он, отзывами Комиссариата Народного Просвещения за №1416 и 1418 освобожден от трудовой повинности и переведен из третьей категории в первую наравне с профессорами преклонного возраста. Кроме того можем удостоверить, что В.В.Битнер вследствие болезненного состояния нуждается в соответственной диэте и усиленном питании, которое в Петрограде невозможно.
Председатель Домового Комитета Бедноты
14 нояб 1918 г


К счастью, вся моя работа на виду, а потому Комитет Бедноты, через который, кстати сказать, проходили и отзывы обо мне Комиссариата Народного Просвещения, мог спокойно сказать, что я ни в коем случае к спекулянтам быть отнесен не могу.

Теперь – насчет продуктов. Вы знаете, что у нас более всего недостаток в жирах, а для меня, при скверном состоянии моего здоровья, отсутствие жиров прямо гибельно. Поэтому если возможно, пришлите масла, сала, какой-нибудь копченой свинины (жирной), внутреннего топленого сала и других натуральных жиров, вроде, скажем, гусиного жира и т.п. Затем, не менее нужна крупа, так как мне врачами предписаны всякие каши, а я их давным давно не ел, так как у нас достать невозможно. Хлеб черный, если он хорошо выпечен и, прежде чем укупорить посылку, успеет немного подсохнуть, а потому в дороге не зацветет, тоже очень желателен. Сыр простой крестьянский или какой угодно иной был бы очень кстати. Белая мука, горох и русские бобы, а также фасоль – составляют для нас большую редкость, я бы очень о них Вас просил. Может быть пришлете также пару фунтов сухих грибов, а также, если возможно, то и сухих фруктов. Думаю, что сахару у вас тоже нет, но все-таки упоминаю о нем, так как у нас его невозможно достать и за тридцать рублей. Может быть у вас можно иметь не очень дорого хорошее, т.е. сахарное монпансье, варенье и пр. , чем можно было заменить сахар, который особенно нужен ребенку, да и всей нашей семье, давно страдающей от недостатка сахара. Вы как-то писали, что у вас мед по 20 рублей. Если он не жидкий, а густой, крупичатый, то эта цена, даже немножко повышенная, переносима.

Вообще я полагаюсь во многом на вас самих: Вы сами легко сообразите, что выгодно и полезно было бы послать. Имейте только в виду, что на первом месте стоят жиры, крупа и хлеб. Посылая жиры, имейте в виду, что их лучше запрятывать в середину мешков с каким-нибудь горохом, сухарями, крупою и проч., чтоб не соблазнять наших почтовых чиновников, безсовестно ворующих содержимое посылок. Если бы Вы были неосторожны послать сразу посылку с одними жирами, то можно было бы опасаться, что такая посылка, как бы вы её ни застраховали, пропадет и Вы ни с кого не взыщете при теперешних порядках.

Вам должно быть известно, также, что почта принимает посылки до трех пудов, и большие посылки вообще выгоднее посылать, чем малыя. Имея это в виду и принимая во внимание, что у нас дорог даже обыкновенный репчатый лук, его тоже следует посылать, если только не будет препятствий систематическою и и частою отправкой посылок. Поэтому соблюдая указанную очередь и заботясь о соединении важных в питательном отношении продуктов с другими, менее соблазнительными для воров, можно в посылках помещать снаружи такие продукты как упомянутый лук, чеснок, горох, бобы и так далее.

Кстати, ваши сухари великолепны, мы таких давно не едали – вероятно и хлеб у вас великолепный. Если попадется хорошая колбаса, то естественно, пошлите и ея немного, хотя в общем понятии копченой свинины она подразумевалась.

Я написал очень много о продуктах. Если все это Вам удалось бы послать, то выйдет очень большая сумма. Но Вы не безпокойтесь, я не останусь в долгу и немедленно же буду посылать Вам все, что с меня будет причитаться, а если вы сумеете заинтересовать Ваших знакомых обменом на книги, то тем лучше. Но торопитесь, потому что книги тают, да и сообщение почтовое вечно расстраивается. Может быть местный Совдеп тоже заинтересуется возможностью приобрести для своей библиотеки наши безусловно очень хорошие издания в обмен на продукты. Я был бы этому вдвойне рад, так как тогда можно бы было быть спокойным, что мы здесь не умрем с голоду. Ведь изголодались мы страшно, и каждый из нас съел бы с голодухи целого быка, значит продуктов надо много, а здесь мы имеем одну лишь гнилую картошку и капусту, и то по невероятно дорогим ценам.

В заключение позвольте еще раз поблагодарить вас за Ваши обо мне и меня окружающих заботы. Я очень ценю ту молодую энергию, которую Вы вкладываете в дело поддержания нашей жизни.

У меня невольно создается представление о вашей личности в определенном смысле. Я уже начинаю мечтать о тех временах, когда минует теперешняя гроза, когда можно будет заняться спокойною культурною работою и тогда понадобятся вокруг меня десятки хороших энергичных молодых работников, которые захотят разделить со мною труд широкой просветительской деятельности в разных ея сферах. Может быть тогда и Вы станете рядом со мною у того же культурного станка и будете помогать делать большое полезное дело. Мне хочется сплотить вокруг себя именно молодежь, чтобы научить её, пока еще имеются у меня кое-какие силы, работать в определенном направлении, чтобы со временем можно было найти для себя заместителей в тот момент, когда из моих ослабевших рук выскользнет слишком тяжелый для них молот. Тогда вы, молодые, его подхватите и будете продолжать это дело – просвещение народа, которому я посвятил свою жизнь. Поле широкое. У меня зреют планы грандиозные. Нужны будут работники и большие капиталы, которые легче всего составить путем кооперативным. Но и в кооперации прежде всего – дельные работники, обладающие большим запасом инициативы и умения уловить тот дух, которым проникнут «Вестник Знания», имеющий такое большое моральное влияние на своих читателей, идейных Вестникознаньевцев.

Кстати, скажите, как идут у Вас дела с образованием об-ва «Вестник Знания». Ведь когда-то там было наше общество, образовавшееся из одних только политических ссыльных. Оно, насколько можно было судить по газетным сообщениям, развило довольно широкую деятельность. Значит, почва у вас хорошая, ибо имеются даже и некоторые традиции. Напишите обо всем подробно. Может быть, кто-нибудь из Ваших товарищей тоже захочет поделиться своими впечатлениями и мыслями относительно будущих задач Яранского о-ва «Вестник Знания». Был бы очень рад узнать обо всем и войти в переписку.

О положении «В.Зн» в настоящий момент скажу только, что мы стоим на точке замерзания. Имеется тысяч на 15-20 набора по старой орфографии, и сдвинуться нельзя, да и прочие условия мешают. Не говоря уже о том, что большая часть подписчиков находится за границею.

Чуть не забыл. Несколько портретов своих вышлю на днях. Пошлю вам также с собственноручной надписью «Откуда, кто и куда мы», может быть и еще что-нибудь, чего вы не имеете, надо будет посмотреть.

Хотел бы и непосредственно побеседовать с инициаторами читальни «В.Зн.» может быть, там группируются интересные многообещающие люди. Я хотел бы пойти им навстречу во многих отношениях.

Однако, довольно. Не буду больше писать, а обожду результата этого письма. И тоже надо еще написать несколько писем другим подписчикам. Сердечно жму вашу руку, молодой друг, и прошу верить, что я питаю к Вам искреннюю благодарность и живейшую симпатию, смешанную с неопределенным предчувствием, что нам может быть придется в недалеком будущем работать сообща на культурном поприще.
Сердечно жму вашу руку
Ваш В.Битнер.

Еще одно письмо:

27 февраля 1919 Редактор-издатель В.В.Битнер
ВЕСТНИК ЗНАНИЯ, Невский 100

Дорогой друг
Сердечно благодарю Вас за последнюю посылку, которая пришлась очень кстати, так как все запасы истощились. Особенно ценно то, что в посылке оказались разные продукты, один другой дополняющие.... и т.д.

Телеграммы 25 фев 1919,
(«получил, сердечно благодарю. посылайте»),
9 апр 1919 («Посылкой растроган, сердечное спасибо, посылайте, книги высылаем»)
Конвертики писем с штампом 27 фев 1919 и неразборчивым штампом 1918. Последняя открытка - 18 авг 1919 г. с печальным известием:

Дорогой друг, извещаю Вас о постигшем нас горе. Умерла ПА.Рудкевич, которая вела с вами всю переписку и исполняла всю текущую работу по книжному делу. Это была современная молодая девушка, которая погибла от общих петроградских условий. Смерть ее произвела на нас всех ужасное впечатление и на меня в особенности, потому что я потерял в ней и личного друга...

БСЭ о Битнере:
Битнер Вильгельм Вильгельмович, (1865-1921) русский журналист, популяризатор научных знаний. В 80-е гг. выступил как публицист и в жанре научной беллетристики. С 1900 сотрудничал в журнале «Научное обозрение». Автор 2-томного обзора научных достижений 19 в. «На рубеже столетий» (1901-03). В 1903-18 был редактором-издателем «Вестника знания», рассчитанного на самообразование; печатал здесь популярные «Беседы с читателями» по общественным и моральным проблемам, вёл пропаганду естественных наук. В статьях о литературе и искусстве защищал реалистические, демократические тенденции. В сериях-приложениях к журналу Б. издал «Святое семейство» К.Маркса и Ф.Энгельса, сочинения А.Бебеля, Ч.Дарвина, К.Фламмариона, лекции В.М.Бехтерева, «Загадки луны» Н.А.Морозова, серию «Великие люди», запрещенные цензурой сочинения Л.Н.Толстого.

Ваня-библиотекарь, в свои 16 лет проявил себя не просто книголюбом, но весьма решительным, предприимчивым и самостоятельным человеком. Он получает из Петрограда от Битнера многие сотни книг. В огромных количествах поглощает сам политическую, социальную и экономическую литературу. Не только раздобывал для библиотеки, но и покупал для себя.

Любопытно бы знать, как он сумел финансово обеспечить это масштабное предприятие. Видимо, Костерин, зав отделом образования в Яранске, получал какие-то фонды и поддержал Ванину идею. И в январе 1919 года назначил Ваню Заведующим справочным отделом Центральной библиотеки. В архиве Ивана Игнатьевича хранится вот такой документ:

Яранский уездный исполком
Отдел народногоо бразования Подотдел внешкольный
28 января 1919 года
Библиотекарю Яранской Центральной библиотеки И.И.Халтурину

Постановлением Отдела Народного Образования от сего числа за N 38 вы назначаетесь библиотекарем Справочной Библиотеки с 28 января. Сообщая об этом, отдел просит Вас вступить в новую должность и по описи принять от Андреева библиотеку.
Зав. Отделом Костерин

А надеждам Вильгельма Вильгельмовича Битнера на будущую работу с молодым другом Иваном не суждено было сбыться. Он умер в 1921 году, не дождавшись дня, когда ...
"... минует теперешняя гроза, когда можно будет заняться спокойною культурною работою".

Битнер умер, но дело его живет. Ленинградское областное издательство выпускает книги научно-популярной серии. Передо мной книга: М.Дьяконов, "Путешествия в Среднюю Азию от древнейших времен до наших дней", приложение к журналу "Вестник знания", выпуск 16, 1932. Это - книга с Полки Книг Ивана Халтурина.

Ваня Халтурин, книголюб
Аркадий Богатырев в «Литературных портретах» так описывает Ивана Халтурина, читателя:
«...вот роешься на полках библиотеки бывшего Союза учащейся молодежи, ставшей достоянием комсомольского клуба, и везде находишь пометки, сделанные халтуринской рукой. Диву даешься, когда же он успел прочитать все это.» ..... «Любимыми его авторами были Рубакин и Владиславлев, эти выдающиеся библиографы, деятели в области самообразования»...... «...у него на столе – груда карточек, куда он заносит и название прочитанной книги, и ее краткое содержание, и особенно полюбившиеся ему строки.»

В это время произошла очень важная для Ивана встреча. В Яранск приехала Анна Константиновна Покровская читать молодым библиотекарям лекции по библиографии и библиотечному делу. Вот с этого момента началась их дружба на всю жизнь. Она возникла на почве того понимания и вкуса к книге, к библиографии, к самообразованию, который был у них обоих. Иван многому научился у нее и стал замечательным библиографом.

Ваня Халтурин просветитель
Аркадий Богатырев в своей статье «Два литературных портрета» пишет:

«...была создана уездная полит-школа на 50 человек. Лекции читали весьма солидные люди. Но одним из лучших лекторов оказался Иван Халтурин. Он рассказывал слушателям и об истории книгопечатания в России, и о новейших открытиях в области техники и естествознания, знакомил с памятниками атичной литературы, передавал содержание Коммунистического Манифеста.»

Вести занятия в политшколе осталось ему не долго. С августа 1920 он переведен в Вятку, где заведует политпросвет-отделом Вятского Губкома комсомола.
Вятка – далеко не захолустный город. Там хорошая библиотека, основанная Герценом, сосланным в Вятку где, по легенде, он служил губернатором. Александр Иванович построил большое здание специально для библиотеки, заказывал для нее многие сотни книг. Библиотека существует до сих пор и заслуженно носит имя Герцена. Это действительно первоклассная библиотека.

И для нас она родная. В самом деле, первой военной зимой 1941-42 года Таня Глебовна просиживала там целые дни, проглатывая классиков. Дома холодно, в школу – в четвертую смену, с 7 вечера до 12. Курсанты-медики Военно-морской Академии, эвакуированные в Вятку (тогда Киров) нашли там всю необходимую для занятий литературу, анатомические атласы.
Иван привлекает новых читателей, еще больше читает сам. Он и здесь организует справочный отдел, и пишет вместо вывески – лозунг:

УМЕЙ СПРОСИТЬ – ОТВЕТ НАЙДЕТСЯ
Богатырев в своих «Литературных портретах» описывает такую сценку. Иван Халтурин в Вятке, в библиотеке им. Герцена, среди ее сотрудников.
Иван спрашивает:
- А почему на ваших полках нет ни одной книги Адама Смита?
- Его книги не издавались на русском языке – ответил чей-то неуверенный голос.
- Неправда, издавались. В библиотеке Яранской мужской гимназии имелось полное собрание его сочинений.

Неясно, почему Адама Смита не оказалось в Вятской библиотеке. Списки книг для комплектации гимназических библиотек в до-революционные времена составлялись специальной комиссией. В Яранской гимназии Адам Смит был, Иван читал его.

Изъятие книг "буржуазных экономистов" в 1920-22 годах еще не проводилось. Всеволод. Лебедев, например, пишет: «идеалисты» и «материалисты» в библиотеке стояли на одной полке, без разбору.»

Мы видим, что комсомольская деятельность Ивана имеет четкое просветительское направление. Он сам вышел из деревни, вышел благодаря гимназии, библиотеке и самообразованию. Он это ценит и чувствует каждый день, встречаясь с людьми – подчас талантливыми, но не образованными. Он хочет помочь всем. Кому – кружком ликбеза, кому – библиотекой, справочным отделом, выставкой, кинофильмами, партшколой, подталкивая к чтению, самообразованию, организуя возможность увидеть мир за пределами своей деревни.

<< 4.БАБУШКИНЫ ЗАБОТЫ5. ЖУРНАЛ СОЮЗА МОЛОДЕЖИ >>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация