Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Л.И.ДЕМКИНА: О НАУЧНОЙ РАБОТЕ ГЛЕБА НИКОЛАЕВИЧА

В своем "Жизнеописании" Глеб Николаевич перечислил
проводившиеся им исследования очень кратко. Поскольку я знакома с его работами, то смогла написать об этом более подробно и привести ссылки на соответствующие публикации.


ОПТИЧЕСКОЕ СТЕКЛО
Поступив осенью 1921 года в Государственный. Оптический институт (ГОИ), Глеб Николаевич включился в большую работу, проводившуюся тогда в ГОИ по налаживанию производства оптического стекла.
В первой половине 1920-х годов он поставил рефрактометрию твердых и жидких тел, а также иммерсионный метод измерения показателя преломления и дисперсии оптического стекла по Обреимову. Он сам производил эти измерения на стеклах всех варок ЛенЗОСа, вплоть до момента, когда завод приобрел эти приборы, а его сотрудники освоили методы и смогли обеспечить производство точными измерениями. В эти годы Глеб Николаевич воспитал себе преемника - окончившего ЛГУ молодого специалиста Василия Васильевича Балакова.

Одновременно с измерениями оптических постоянных Глеб Николаевич разработал установки для субъективного и объективного наблюдения свилей в оптическом стекле. Он создал так называемую точечную установку, которая используется и поныне. Она состоит из точечного источника света диаметром 2-4 мм и белого диффузно-рассеивающего экрана, расположенного на расстоянии 75 см от источника. Между ними расположен поворачивающийся вокруг своей оси столик, на который устанавливается испытуемый кусок стекла с полированными плоско-параллельными поверхностями. Если в стекле есть свиль, то свет от точки, проходя через кусок стекла, дает на экране тень этой свили. В итоге им выработаны принятые промышленностью нормы браковки стекла по свилям. Стекло считается бессвильным, если при заданных расстояниях "точка - стекло - экран" свиль не видна. Был предложен новый прием наблюдения свилей при помощи решетки, позволяющий производить стереоскопическую локализацию свилей в кусках [1]. Решетка состоит из черных параллельных полос, нанесенных на белой ватманской бумаге. Наличие свилей в стекле обнаруживается невооруженным глазом в виде искажения линий решетки.

Далее им был разработан и осуществлен по идее Д.С.Рождественского стереоскопический прибор в виде большой действующей модели для точного определения места залегания свилей в оптическом стекле для заводской практики [2]. К контролю оптического стекла Глеб Николаевич вернулся в послевоенные годы [3, 4]. Тогда же он разработал установку для контроля плиток и нарезок стекла по пузырям [5].

ПОВЫШЕНИЕ ВИДИМОСТИ ОБЪЕКТОВ
В 1927 году Глеб Николаевич перешел из оптотехнической в фотометрическую лабораторию, создав там группу "зрительных восприятий". Здесь он выполнил ряд работ оборонного значения по улучшению видимости удаленных объектов. Эту серию работ он начал с рассмотрения свойств глаза как физического прибора [6] и с исследования вопроса о яркости световой завесы в биноклях и подзорных трубах. [7, 8], определив методы ее устранения [9, 10]. Затем он дал статьи о спектральном составе дневного света [11] и о пропускании атмосферы по спектру [12], разработал для этой цели проект телефотометрической установки. Несколько позднее он вместе с Ф.В. Кончицем провел работу по изучению пропускания туманов в видимой области спектра, причем дал новый прием определения коэффициента пропускания атмосферы [13].

Тогда же Глеб Николаевич разработал приспособление для определения светового контраста между удаленными от наблюдателя объектами [14]. Для улучшения их видимости он применил светофильтры [15], дав их теорию и испытал их в полевых условиях. Была создана установка и проведено спектро-фотометрическое изучение разнообразных естественных фонов. Это позволило поставить работу по нахождению светофильтров, усиливающих световые контрасты (авторское свидетельство). Была разработана теория прибора для наблюдения в монохроматическом свете и осуществлен в нескольких экземплярах сам прибор [16]. Была выполнена работа по улучшению видимости в лучах прожектора. Глеб Николаевич рассмотрел вопрос о допусках на поглощение оптического стекла, имея в виду, что поглощение имеет большое значение при использовании оптических приборов в сумеречное время [17].

Откликаясь на запросы промышленности, Глеб Николаевич взялся помочь работе по разборке мехов по их цвету. Эту работу он вел вместе со специалистом по пушнине А.М. Плотуновым [18]. В результате был разработан вопрос об автоматизации разборки пушнины с помощью фотоэлемента.

В 1932 году цветовая группа выделилась из состава фотометрической лаборатории и была создана цветовая лаборатория, в которую вошли моя цветовая группа и группа зрительных восприятий Глеба Николаевича. Наши возможности значительно расширились. Мы стали располагать большими площадями и смогли принять новых сотрудников. Это были Е.Н.Юстова, Н.И. Сперанская, Н.В.Лобанова, Н.И. Пинегин, Ф.В. Кончиц, М.М. Виленчик, О.И. Огородникова. Некоторое время в качестве практиканта у нас работал будущий академик А.Д.Александров.

Глеб Николаевич продолжал развивать свою тематику, расширяя ее в направлении цветового зрения. Совместно с Н.И. Пинегиным он провел работу по изучению остроты различения в зависимости от яркости и контраста [19, 20]. Он поставил работы Н.И. Пинегина по изучению влияния яркости и угловых размеров поля зрения на зрачок глаза и по влиянию световой завесы в биноклях на остроту различения и руководил этими работами. Одновременно он поставил и руководил работой Ф.В. Кончица по сравнению методов гетерохромной фотометрии.

КОЛОРИМЕТРИЯ
Колориметрия, т.е. учение об измерении цвета, базируется на двух "китах" - спектро-фотометрии и цветовом зрении. К моменту создания цветовой лаборатории группа располагала трехцветным колориметром Демкиной, поляризационным спектрофотометром Кёниг-Мартенса, фотометром для измерения поглощения оптического стекла и рядом вспомогательных приборов. Спектрофотометр Кёниг-Мартенса, обладая малой чувствительностью и точностью, не удовлетворял требованиям колориметрии. Поэтому одной из кардинальных задач было разработать спектрофотометр большой чувствительности. Глеб Николаевич построил спектрофотометр [21], в котором применил монохроматор постоянного угла отклонения. Перед его входной щелью был вынесен кубик Люммера, служивший для сопоставления яркости поля зрения в двух пучках, образованных лучами, выходящими из двух отверстий диффузного излучателя большой яркости [22]. Для компенсации поглощения лучей в испытуемом объекте служил нейтральный клин.

Второй важнейшей задачей было создание прибора для исследования цветового зрения, т.е. получения так называемых кривых сложения цветов различных длин волн. Глеб Николаевич разработал проект такого прибора в виде двойного монохроматора со сложной центральной щелью. Он был осуществлен в ГОИ позднее.

В те же годы Глеб Николаевич разработал проекты спектрографа экспедиционного типа с кварц-флюоритовой оптикой [23, 24] и монохроматора-спектрографа со стеклянной оптикой. Тогда же им были предложены: прибор для измерения коэффициента поглощения воздуха на принципе сравнительной неферометрии (авторское свидетельство по заявке № 119078); фотометр сравнения в различных его видоизменениях: микрофотометра и телефотометра; прибор для наблюдения цвета почвенных образцов при искусственном дневном освещении.

Глеб Николаевич стал принимать участие в работе цветовой группы еще до образования цветовой лаборатории. Так, мы с ним предложили устройство для получения плавно изменяющегося цветного освещения [25]. Оно состоит из объектива, расположенного по пути хода лучей от мощного источника света и прикрытого сложным светофильтром, установленным перпендикулярно оси объектива. Сложный светофильтр состоит из нескольких, примыкающих друг к другу светофильтров разного цвета, например - красного, зеленого и синего. Для плавного изменения цвета сложный светофильтр перемещался в плоскости, перпендикулярной оси проекционной системы. Этот принцип смешения цветов ранее был мною применен при построении трехцветного колориметра, Глеб Николаевич его использовал также для демонстрации смешения цветов. [26].

Совместно с Глебом Николаевичем мы разработали прибор для гетерохромной фотометрии в форме приставки к головке фотометрической скамьи [27], в которой был использован тот же принцип смешения цветов. Мы предложили новый принцип оценки чистоты пурпурных цветов. А именно - в качестве цвета 100 % чистоты был взят цвет, полученный смешением крайних участков видимой области света (390-420 и 640-750 нм) [28]. Позднее Глеб Николаевич говорил мне, что этот принцип был принят МОК, правда, без указания наших фамилий.

Под руководством Глеба Николаевича А.Д.Александров провел первую у нас работу по оценке точности колориметрических измерений. Это направление нашло широкое развитие в послевоенные годы. Глеб Николаевич руководил также работой Н.И.Сперанской по установлению стандарта на спектральный состав излучения в виде черного тела с электрическим накаливанием вольфрамовой обмотки. Поставил и руководил работой Н.В.Лобановой "О погрешности спектро-фотометрических измерений на краях спектра" и её же "Оптимальные условия колориметрирования".

ВНЕЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА
Глеб Николаевич не ограничивался лабораторной работой. Он всячески пропагандировал ее направленность. Так, в 1932 году он опубликовал статью о работе и задачах цветовой группы [29], в 1936 году - о цветовой лаборатории [30]. Он принимал участие в составлении книги "Оптика в военном деле" [31], вышедшей в 1934 году, дал ряд статей в книгах учебного типа. Так, в книге "Современные физико-химические методы химического анализа" он поместил статью о рефрактометрическом методе [32], а в "Справочной книге оптико-механика" - четыре статьи о лабораторных приборах - колориметрических [33], рефрактометрических [34], фотометрических [35] и спектральных [36]. В течение 1934 года Глеб Николаевич читал курс по началам физиологической оптики и цветоведению в Военно-Электротехнической академии имени Буденного, там же консультировал работу абитуриента М.П.Вавилова. В эскизном проекте освещения Дворца Советов он участвовал статьей "Цветное освещение".

ОТЛУЧЕНИЕ от ГОИ
Эта активная работа Глеба Николаевича была прервана. Мы были вынуждены уйти из ГОИ, уехать в Изюм для работы на заводе оптического стекла (ИЗОС). Тогда для нас была неясна причина нараставшей враждебности по отношению к нам со стороны партийной организации института при полном молчании научных руководителей как ГОИ в целом, так и отдельных его подразделений. И только теперь можно догадываться об истоках этой враждебности и благодарить наше родное Главное Управление Наркомата оборонной промышленности (В лице Сергея Ивановича Фрейберга, прим.ТГР), нашедшего выход из создавшегося положения.

Согласно Приказу № 140 по ГОИ от 23 июня 1936 года в соответствии с Приказом № 37 от 5 июня 1936 года ВООМПа начальник цветовой лаборатории Л.И.Демкина и руководитель группы Г.Н.Раутиан откомандировываются для работы в ИЗОСе на срок не менее 1 года. По этому приказу ряд работ цветовой лаборатории переходил на ИЗОС и для их выполнения на завод временно было передано несколько лабораторных приборов, в том числе трехцветный колориметр, монохроматоры Раутиана, его же двойной монохроматор, аномалоскоп и другие.

ИЗЮМСКИЙ ЗАВОД ОПТИЧЕСКОГО СТЕКЛА
К моменту нашего откомандирования завод освоил производство цветного оптического стекла большого числа марок. Но его физической лаборатории трудно было справляться с работой по цветному стеклу. Глеб Николаевич организовал и возглавил специализированную цветовую лабораторию (лабораторию цветного стекла).

В 1938 году, при реорганизации научно-технической и технологической части завода Глеб Николаевич был назначен начальником Центральной заводской лаборатории (ЦЗЛ), объединяющей четыре лаборатории: физическую, цветовую, химическую и опто-техническую.
Местных инженерно-технических кадров в лаборатории было мало, причем большая часть их имела лишь среднее образование. В 1937 году Глебу Николаевич сумел пригласить из Ленинграда четырех физиков: Розу Марковну Фридлянд, Якова Исаковича Рыскина (из ГОИ), Дмитрия Васильевича Гаврилова и Григория Яковлевича Боровика (из ГОМЗа). Эти товарищи имели опыт работы по специальностям, связанным с профилем работы ИЗОСа и много сделали для его развития. Р.М. Фридлянд стала основной помощницей Глеба Николаевича по цветному стеклу, Г.Я. Боровик собрал и освоил установку для измерения поглощения стекла в инфракрасной части спектра, Я.И. Рыскин осуществил установку для точного определения показателя преломления методом Массе-деЛепинэ, Д.В. Гаврилов в основном стал заниматься вопросами будущего оптико-механического производства, а после нашего отъезда из Изюма стал начальником ЦЗЛ. Совместно с этими товарищами Глеб Николаевич проводил большую воспитательную работу среди сотрудников лабораторий.

В задачу цветовой лаборатории помимо текущего контроля спектров поглощения цветного стекла каждой варки входило оказание помощи производству при возникающих неполадках, с которыми оно не умело справиться собственными силами.

На заводе имело место смешение боев стекла, т.е. в бой стекла одной марки попадали куски стекла другой марки, т.е. другого состава. При введении такого боя в шихту оптическое стекло получалось с показателем преломления и дисперсией, отличающимися от принятой в документации. По инициативе и под руководством Глеба Николаевича была создана промышленная люминисцентная установка с движущейся лентой, на которую сыпали кусочки боя. Цвет люминисценции стекла зависит от его состава, это позволило удалять кусочки инородного боя.

В какой-то момент была обнаружена нестабильность поглощения защитного стекла для сварщиков. Глеб Николаевич показал, что причина кроется не в ошибках составления шихты, а в неоднородности стекла по толщине. Снимая со светофильтра слой за слоем и измеряя поглощение остатка он нашел, что наружные слои светофильтра обладают меньшим поглощением, чем внутренние. Это явление он объяснил восстановительными условиями разводной печи, в которой "халяву" превращали в лист. При восстановительных процессах марганец, входящий в состав этого стекла из сильно поглощающего трехвалентного состояния переходит в бесцветное двухвалентное. После создания в печи нормальной окислительной атмосферы брак был изжит.

Глеб Николаевич развернул большую работу по точному измерению пропускания цветных стекол в видимой, ультрафиолетовой и инфракрасной частях спектра, а также колориметрию цветных стекол, разработал несколько стекол новых марок. Особенно надо отметить его работу по созданию первого в СССР каталога цветного стекла, которая проводилась силами всех лабораторий.

С возможно большей точностью измерялись спектры поглощения стекла всех марок и варок. Это позволило установить пределы колебаний спектральных показателей поглощения стекол от варки к варке, и допуски, определяемые этими колебаниями для стекла всех марок. Вместе с Глебом Николаевичем мы разработали структуру каталога и систему нормирования спектральных показателей поглощения. В соответствии с этой структурой, помимо спектральных характеристик для стекла всех марок при различной толщине слоя, были рассчитаны трехцветные коэффициенты в системе МОК и интегральные показатели поглощения применительно к двум стандартным источникам света, А и В. Далее, для них была измерена плотность, показатель преломления, определены пузырность и химическая устойчивость к действию воды и кислоты. Все эти данные были включены в рукопись Каталога цветного стекла на 71 марку, подготовленную коллективом завода в 1939 году. В отдельной таблице была указана основная область применения стекла каждой марки с приведением его рабочих толщин. В таком виде рукопись была передана в ГОИ, который и опубликовал Каталог в 1940 году [37]. Этот каталог отличается от соответствующих каталогов зарубежных фирм большей полнотой сведений о свойствах стекол и тем, что он отражал единство интересов заводов оптического стекла и оптико-механических заводов.

Для ознакомления научных и технических работников оптико-механической промышленности с новыми цветными стеклами и для содействия их внедрению в практику Глеб Николаевич опубликовал статью [33], в которой приведены спектральные кривые показателя поглощения 15 новых стекол в видимой части спектра, а для некоторых стекол - в более широком диапазоне: 300-3000 нм. Здесь же он дает кривые оптической плотности этих стекол в рабочей их толщине. В статье рассказывается об области применения каждого стекла: защитного, или повышающего видимость удаленных объектов, или служащего для создания требуемого спектрального распределения излучения. Спектральные свойства новых стекол сравнены со свойствами ранее разработанных.
Параллельно с работой в лаборатории Глеб Николаевич принимал участи в общей жизни завода. Так, он разработал проект лаборатории оптических свойств стекла в реконструированном заводе, читал курс лекций для инженерно-технического персонала завода по основам оптотехники и физиологии зрения, по спектро-фотометрическим методам анализа стекол, дал ряд статей в новое издание технологического процесса завода, составил для этого издания описание работы цветовой лаборатории.

Что очень существенно, под руководством Глеба Николаевича были созданы цеховые лаборатории, которые сняли с ЦЗЛ большой объем очень важной, но чисто технической работы и дали возможность уделять больше времени исследовательской работе.

Летом 1939 года по предварительному, еще в 1936 году, представлению ГОИ, поддержанному руководством завода, ему была присуждена ученая степень доктора технических наук без защиты диссертации - по совокупности работ. Летом 1939 годы мы всей семьей вернулись в Ленинград.

ИНСТИТУТ МЕТРОЛОГИИ (ВНИИМ)
Несмотря на большую работу, проделанную нами в Изюме, Главное Управление не сочло возможным дать санкцию на наше возвращение в ГОИ. Это заставило нас перейти на работу в Всесоюзный институт метрологии (ВНИИМ) имени Д.И.Менделеева. Д.С.Рождественский и М.И.Тудоровский дали нам с Глебом Николаевичем отзыв о научной работе. Глеб Николаевич сохранил его, а я не уберегла.

Во ВНИИМе мы стали организовывать колориметрическую лабораторию. Глеб Николаевич работал также в актинометрической лаборатории. Часть оборудования мы получили от ИЗОСа, часть - из ГОИ, но в основном стали строить сами. Глеб Николаевич построил двойной монохроматор, на котором предполагалось исследовать функции сложения монохроматических цветов. Через два года мы имели хорошо оснащенную лабораторию, способную решать метрологические задачи по стандартизации цвета объектов.

ВОЙНА
Но началась война и работа прекратилась. Все наши дети были эвакуированы до 3 июля. Таня, Юра и Сережа уехали со своими классами, Алена и Ксана - со школьниками младших классов, Кира и Млада - с детским садом, Володя - с яслями. Они оказались в разных местах Вологодской и Ярославской областей, не очень далеко друг от друга - но и недостаточно близко, так что не могли видеться между собой.

Нашу лабораторию эвакуировали в г. Киров (Вятку). (Это было в начале августа, буквально за пару недель до перекрытия дорог и начала блокады Прим. ТГР). По дороге Глеб Николаевич забрал Володю (еле живого, истощенного длительным поносом. Прим. ТГР) и мы благополучно, хоть и медленно, за две недели, добрались до Кирова. Вначале мы расположились в местном институте метрологии. Вскоре Глеб Николаевич стал собирать детей. Они находились не близко, иногда в 50-70 км от железной дороги и попасть туда можно было только пешком. Такое путешествие стоило Глебу Николаевичу страшных мозолей и трещин на ногах. Но привезя одних, он поехал за другими и так, в три приема собрал всю наше восьмерку. (Добавлю, что в дороге Сережа заболел воспалением легких, а железная дорога между Буем и Даниловым была разрушена бомбежкой, так что Глебу Николаевичу пришлось в мороз везти на санках большого уже (13 лет) мальчика с высокой температурой в обход разрушенной дороги около 70 км. Прим. ТГР)

Жить в Кирове было трудно, голодно, холодно. Долго не могли мы найти приложения своих знаний для обороны страны. Глеб Николаевич все же сумел и в Кирове найти полезную для фронта работу по маскировке и демаскировке объектов. (Как только Володя поправился Прим. ТГР) я уехала в Николо-Пестровку, Пензенской области, на эвакуированный сюда завод оптического стекла, оставив на попечение Глеба Николаевича всех детей. Через полгода меня перевели на вновь организуемый (в Сарсу) стекловаренный завод №542 НКВ.
Летом старшие дети работали в колхозах. Я взяла с собой в Сарс младших детей, а Глеб Николаевич остался в Кирове. Однако из-за дистрофического заболевания он сильно ослабел и не смог больше работать.
Дождавшись возвращения старших из колхозов, он приехал c ними в Сарс. Здесь его назначили начальником ЦЗЛ и он вернулся к тематике своих первых лет пребывания в ГОИ - оптические постоянные, свили, пузыри - то что было насущно необходимо для достижения высокого качества продукции завода. Создавая систему высококачественного контроля стекла, разработал простые в работе установки и методы. Так, он ввел применение решетки для просмотра больших глыб оптического стекла на свили; построил установку для испытания нарезок стекла на пузыри размером до нескольких микрон; построил упрощенный фотометр для экспресс-определения светопоглощения в неполированных танковых призмах [Отчеты ЦЗЛ завода № 542 г. за 1943-44 гг], проводил лекции для персонала заводских лабораторий и техников, не имевших специального образования. Хотя он много сделал полезного, но такая работа не удовлетворяла его.

По приглашению ГОИ в 1944 году он был переведен в институт, который был в то время в эвакуации в Йошкар-Оле. Вместе с ним уехали Юра и Сережа, так как в школе Сарса в то время на стало старших классов. Девятилетняя Кира поехала "как хозяйка дома". В ГОИ он вошел в колориметрическую лабораторию в качестве руководителя колориметрической группы и смог вернуться к любимой тематике.

Весной 1945 года ГОИ возвращался в Ленинград. День Победы встретили в поезде.

ГОИ - 1945-1963
В послевоенные годы Глеб Николаевич целиком посвятил себя исследованиям по колориметрии, ее основам и практическим приложениям. Уже в 1948-1950 гг он опубликовал с соавторами ряд статей [39-42], в которых рассматривался вопрос о влиянии размера поля зрения колориметра на точность измерения цвета. Исследования проводились на трехцветном колориметре Демкиной, в котором кроме стандартного поля зрения размером в 2о измерения проводились также при меньшем и большем поле. В первой серии опытов один наблюдатель с нормальным цветовым зрением измерял цветность семи светофильтров: серого, зеленого, сине-зеленого, синего, пурпурного розового и красного - при угле зрения 2о, 0.84о, 0.47о и 0.33о. При уменьшении поля зрения погрешность увеличивалась и происходил "сдвиг" цветовых координат в сторону от синего. Это явление Глеб Николаевич объяснил тем, что в центре желтого пятна (fovea centralis) у человека с нормальным цветовым зрением отсутствует "синий приемник". Он высказал также предположение, что эти сдвиги свидетельствуют о повышенной желтой пигментации того фовеального участка, которым пользовался наблюдатель, фиксируя размер поля зрения прибора.

При измерении двумя наблюдателями тех же образцов (кроме красного) при больших углах зрения, 4.1о и 5.3о погрешность уменьшалась не менее чем в 1.5-2 раза, причем увеличение поля зрения не приводило к систематическому смещению результатов по сравнению с обычным полем зрения в 2о. Это позволило авторам рекомендовать увеличить поле зрения трехцветных колориметров с 2 до 5-6 градусов.

Под руководством и при непосредственном участии Глеба Николаевича Нина Ивановна Сперанская на 27 наблюдателях измерила основу основ колориметрии - функции сложения монохроматических цветов. Результаты этой работы были представлены на международный симпозиум по цвету, который состоялся в Англии. Тогда же, благодаря участию и поддержке Глеба Николаевича Николай Дмитриевич Нюберг и Елизавета Николаевна Юстова выполнили работу по определению физиологической системы R, G, B (red, green, blue) приемников глаза на дихроматах и получили спектральные характеристики их чувствительности. Работа также была доложена в Англии на международном симпозиуме по цвету, и была там признана классической. В дальнейшем было проведено испытание новых функций сложения монохроматических цветов [43].

Под руководством и при непосредственном участии Глеба Николаевича была поведена большая работа по стандартизации источников света, которые при измерениях цвета служат для освещения несамосветящихся объектов. Решением МКО 1931 годы, подтвержденного в 1948 году, в качестве стандартных источников были приняты газополная лампа с вольфрамовой нитью при температуре 2854оК (источник А) и та же лампа, но с жидкостными светофильтрами Девиса и Гибсона (источники В и С с цветовой температурой соответственно 4800 6500оК). Глеб Николаевич предложил в качестве основы стандартных источников принять излучение черного тела при температурах 2854, 4800 и 6500оК. При измерениях цвета сохранить в качестве источника А газополную лампу при температуре 2854оК, а для В и С - эту же лампу, но не с жидкостными, а со стеклянными фильтрами Рониса, изготовленными из стекла трех марок НС5, НС6 и СЗС17 [44]. Такие светофильтры дают лучшее соответствие излучению черного тела, чем светофильтры Девиса и Гибсона [45]. Поскольку ГОСТ 7721-55 устанавливал, что при расчете цвета стандартные источники должны отвечать излучению черного тела при 4800 и 6500оК, по формуле Планка были рассчитаны и предложены к применению трехцветные координаты этих источников в системе X, Y, Z через 5 и 10 нм [46]. Выпуск ГОСТа 7721-55 встретил возражение со стороны М.М. Гуревича, а потом и А.И. Тудоровского. Свое предложение отменить ГОСТ Гуревич мотивировал тем, что он нарушает рекомендации МКО, а также отсутствием преимуществ и неудобствах для колориметрии. В своем ответе [47] на эти возражения Глеб Николаевич дает исчерпывающее обоснование целесообразности перехода на предлагаемые им источники света.

В колориметрии большое значение имеет исследование порогов цветоразличения, т.е. тех минимальных различий в цвете, которые может обнаружить глаз наблюдателя. Такие исследования позволяют определять точность измерений и отсеивать наблюдателей с цветовым зрением, отклоняющимся от нормального. Еще в 1948 году Глеб Николаевич предложил для этих целей прибор в виде сдвоенного трехцветного колориметра, снабженного переменными трехцветными светофильтрами, изготовленными из красного, зеленого и синего стекла. Эти светофильтры позволяют плавно изменять цвет двух полей - белых экранов, наблюдаемых через окулярное устройство. Прибор позволяет устанавливать области пороговых различий в пределах цветового треугольника R, G, B.

В дальнейшем для определения цветовых порогов Глеб Николаевич применил аномалоскоп собственной конструкции (см. ниже), который позволяет определять пороги цветоразличения в трех направлениях, соответствующих красной, зеленой и синей физиологической оси сетчатки. На этих приборах было проведено большое исследование [49-56] влияния различных факторов на пороги цветоразличения - цветовой адаптации, светового окружения поля зрения, уровня яркости. Результаты исследовния порогов различения. имеют значение не только для оценки возможной точности измерения цвета. Они позволяют глубже проникнуть в особенности цветового зрения человека.

В [57-59] дано описание и теория аномалоскопа, который обладает принципиально новыми чертами. Он позволяет количественно оценивать остроту цветоразличения каждого из трех светочувствительных приемников глаза. На нем можно различать не только остроту цветоразличения, но и отклонения спектральной чувствительности каждого из трех приемников глаза. При создании аномалоскопа большое внимание было уделено поиску светофильтров, позволяющих изменять цвет поля зрения параллельно осям чувствительности глаза.

На этом приборе, а также на трехцветных колориметрах разной конструкции проводилось исследование цветового зрения [60-70] более трех тысяч человек. Они показали многообразие форм цветового зрения, начиная от сверхострого и кончая полным исчезновением чувствительности одного из светоприемников глаза. У некоторых лиц наблюдалось повышение порогов двух и даже трех приемников. Было четко показано, что цветовая аномалия есть результат отклонения от нормы одной из кривых спектральной чувствительности глаза. Так, дейтераномалы отличаются от нормальных наблюдателей изменением чувствительности зелено-чувствительного приемника, которые у дейтеранопов (зеленослепых) вообще не работают. Это отличие спектральной чувствительности приводит к тому, что у них другое цветовое пространство, чем у нормального трихромата. Поэтому цвета, одинаковые для нормального трихромата, могут восприниматься как разные, и наоборот.

В итоге массовых испытаний были установлены типичные отклонения от исходного цвета по трем осям, которые могут быть установлены в качестве "нормы". Это позволило предложить новую систему классификации форм цветного зрения, охватывающую все многообразие восприятия цвета разными наблюдателями [68-70].

Исследования по цветовому зрению Глеб Николаевич доложил на XI Чтениях имени Д.С.Рождественского 16 мая 1957 года [71, 72].В своем выступлении он раскрывает современные представления о строении сетчатки, о природе восприятия цвета тремя приемниками глаза - красным, зеленым и синим. Далее он излагает сущность работы Юстовой по определению координат сложения монохроматических цветов путем исследования 17 наблюдателей-дихроматов, у которых отсутствует либо красный, либо зеленый приемник. В докладе приводятся представления разных ученых о фотохимической природе восприятия цвета.

Большое внимание уделял Глеб Николаевич практическим приложениям результатов исследований по колориметрии и цветовому зрению. Совместно с Е.Н.Юстовой он разработал и лабораторно осуществил новую систему уличной сигнализации, цвета которой могут различать люди не только с нормальным, но и с дефектным цветовым зрением [736 74].

Перед лабораторией была поставлена задача: на основе литературных данных выбрать цвета для наиболее рациональной пятицветной системы сигнализации, включающей белый, красный, желтый, зеленый, и синий сигналы. Была задана дальность действия сигналов в условиях темной ночи и ясной атмосферы: 5, 3, 2, 2, 1 морская миля или 9.3, 5.6, 3.8, 3.8, 1.9 км. Были найдены наиболее выгодные сочетания коэффициента пропускания светофильтров и их насыщенности цвета с возможно большей устойчивостью цветности на разных дистанциях. Установлены марки цветных стекол, которые наиболее рационально использовать для осуществления сигналов. Для этого найдены наиболее вероятные значения пороговой освещенности на зрачке наблюдателя, позволяющие правильно опознавать цвет сигналов. Определены спектры пропускания атмосферного воздуха и влияние на цвет сигнала [75]. Имея в виду, что видимость сигналов зависит от характера окружения и других факторов, было сделано следующее исследование. Для двух наблюдателей с нормальным цветовым зрением на двойном трехцветном колориметре было определено число порогов цветоразличения между парами точечных сигналов красного, зеленого, синего, белого и желтого цвета [76].

Для наблюдения внутренней полости сталеплавильных и стекловаренных печей используют синие светофильтры, обладающие разными спектрами пропускания. Для выбора наиболее рационального светофильтра, обеспечивающего максимальный контраст, связанный с различием температуры отдельных участков поверхности этой полости, был проведен расчет контрастов по яркости и цветности в пределах температур 1800-2200оС в случае применения светофильтров из стекла пяти марок. Оказалось, что максимальный уровень цветоразличения, вызывают светофильтры из стекла марки СС4, которые наряду с пропусканием в синей части спектра имеют полосу пропускания в красной части.

Глеб Николаевич участвовал в издании Большой Советской энциклопедии в разделах, посвященных цвету и его измерению [92-96].

Большая и плодотворная работа Глеба Николаевича отмечена Родиной. Он награжден орденом Знак Почета (№ 80153) и орденом Ленина (№ 237730), медалями "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г", "Ветеран труда" и "В память 250-летия Ленинграда".

До конца своих дней Глеб Николаевич жил работой и интересами сотрудников своей группы.

<< Владилену ПИСАРЕНКЕ, 2007-10-09 В.И. Халтурин: СКОЛЬКО БЫЛО ЯДЕРНЫХ ГЕНЕРАЛОВ?>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация