Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

А.И.Родионов: ДЕТИ САНТЕРИ НУОРТЕВА

Трое приговоренных к смертной казни

В 1905 г. Сантери женился на Ирэне-Софии Густавссон, однако в январе 1909 г. Ирэна и их трехлетняя дочь Кертту (старшая) умерли от туберкулеза и воспаления горла. В том же году Сантери женится на актрисе Санни Туомисто. Сын их Пеннти родился 25 сентября 1910 г. в Таммерфорсе. Затем, 10 ноября 1912 г., уже в Америке, в Орегоне родилась дочь Кертту, и, наконец, в 27 июля 1914 г. в Фичбурге, Массачусеттс - сын Матти.

В 1922 году семья вернулась в Россию. Матти, Керту и Пентти Нуортева были прекрасно образованы - знали кроме русского и финского, шведский, английский, немецкий и французский языки, были известными в Карелии легкоатлетами, лыжниками и бейсболистами, занимались в театральной школе, выступали в любительских спектаклях петрозаводского финского театра. Но дети “националиста” Сантери Нуортева, Пентти и Матти не имели возможности осуществить свою мечту - поступить в летное училище, поэтому оба работали до войны в Петрозаводске шоферами скорой помощи.

В конце сентября-начале октября 1941 г., эвакуируясь из Петрозаводска, братья попали в плен к финнам, но через неделю бежали, переправившись на небольшой лодке через Онежское озеро, после чего были взяты в диверсионно-разведывательный отряд.

26 января 1942 г. Матти пишет жене:
“Ты пока не пиши мне, я на днях уезжаю. Будем мстить извергам за их преступления, сожженые деревни, за наш Петрозаводск. <...> Ты, Анечка, не забывай меня и в случае чего плохим словом не вспоминай. Расскажи нашему мальчику, что папа воевал за его будущее, за него и всех других таких же мальчиков и девочек. Но я же приду и сам ему расскажу.

Существует две версии дальнейшего. Одна изложена Геннадием Фишем, источник ее неясен, но именно она была известна Кертту Нуортева. Согласно этой версии, Пентти погиб в бою у деревни Ялгуба, а взятого в плен Матти по приговору финского военно-полевого суда расстреляли. Но, вероятно, более информированы карельские чекисты, авторы очерка “Братья Нуортева”. По их данным, в начале лета 1942 г., сыновей бывшего председателя ЦИК Карелии, известных петрозаводских спортсменов, послали с секретной миссией в город где они выросли - в Петрозаводск. Надо ли удивляться, что братья еще на подходе к Петрозаводску, были опознаны и арестованы финской контрразведкой. Через 75 суток, 20 августа 1942 г., по приговору финского военно-полевого суда, Матти и
Пентти Нуортева были расстреляны возле деревни Космозеро.

Керту Нуортева, Геннадию Фишу и Воробьеву с соавторами была известна легенда, что Матти или обоим братьям было сказано, что если они дадут слово финна, что не будут воевать против Финляндии, их освободят. Но братья сказали, что не могут дать такого слова. Соответствует ли легенда действительности? Возможно, ответ содержится в недавно рассекреченных материалах финского военно-полевого суда.

Пентти Нуортева в 1930 г. женился на Анне Васильевне Сорокиной, у них дети Сильви и Раймо. Сильви - прекрасная спортсменка, чемпионка Карелии по легкой атлетике, работала инженером телецентра в Петрозаводске, вышла замуж за венгра Томаша Венекеи. В 1995 г. они жили в Индии. Дочь их Каталина - балерина в Будапеште. Раймо работал мастером на “Тяжбуммаше” в Петрозаводске, умер в 1968 г., у него дочь Марина Нуортева.

Матти Нуортева был женат дважды. Первая его жена Эдина (р.27.07.1914) и дочь от этого брака Пиркко Эскола, урожденная Нуортева) Нуортева (в зам. Эскола, р.11.01. 1936) живут в Австралии, Пиркко ортопед и высококлассный педикюрист. Вторая жена Матти, Анна Петровна - медсестра, в 1974 г. жила в Петрозаводске, у них дочь Людмила Нуортева (р.28.07.1942), преподаватель музыкальной школы в Петрозаводске, замужем за Валерием Адинцом. У них дочь

Судьба Кертту Нуортева сложилась еще более трагично. В 30-е годы она училась в Ленинграде, в 1930 вышла замуж за Ялмари Ахо (Jalmari Aho), в 1932 г. у них родился сын Реймо. В 1933 г. Кертту вышла за журналиста Льва Варшавского. Занималась в театральной студии - “театр я люблю во всех его проявлениях”. В конце лета или осенью 1937 г. была арестована. “Хотя часто тогда я анализировала жизнь с позиции “а что было бы, если-бы...” - всегда неизменно приходила к тому, что 37 год нигде бы меня не миновал”.
В 1940 г. Кертту пишет:
“Три года я была осуждена, из них два года под следствием, один год в степном участке Карлага, работала в ИТЛ. Много было грустного, много интересного. Три года я была в разлуке с Левушкой, Реймушкой, мамой, друзьями. И вот в августе 1940 я снова вернулась в жизнь. <...> Лева работает здесь в Алма-Ате старiим библиографом в республиканской публичной библиотеке, я - художником по куклам в кукольном театре. Как видишь, я все-таки работаю в театре. Работой я очень увлечена. <...> Сейчас работаю над пьесой “Красная шапочка”.

Через год: “...я заболела настоящим “кетти-икява” (скучаю по дому, финск.), так хочу переехать в Петрозаводск. Мне так тяжело, что мама скучает здесь. Прямо сердце обливается кровью, когда возвращаясь с работы, встречаешь ее взгляд, полный тоски, грусти. Ты представляешь ее дни - всегда одна, не с кем поговорить. Боюсь только с бухты барахты переехать, Вдруг не разрешат там жить.”
Жить в Петрозаводске, по-видимому, не разрешили. Но когда началась война, взяли в разведку и “парашютировали” в Финляндию. Кроме обще-разведывательных задач, группа, в которую кроме Кертту входила известная писательница Хелла Вуолийоки, должна была способствовать заключению сепаратного мира между Финляндией и СССР. 7 сентября 1942 г. Кертту Нуортева была арестована финской контрразведкой. Какое-то время ее принимали за карельскую актрису Ирью Такара

“...во время войны, когда я была разведчицей, был любопытный эпизод, когда меня принимали за нее. Смотрела на карточку и не нашла ничего общего - как могли перепутать? Единственное общее, что я была крашенная блондинка, а она натуральная”.

Рассказывают о какой-то романтической истории этого периода между красавицей Кертту и начальником финской контразведки, истории, попавшей в популярные в Финляндии радиоспектакль и фильм. Находясь в тюрьме, Кертту Нуортева, под псевдонимом Irja Niemi, написала книгу о жизни финской диаспоры в Карелии и Ленинграде в 20-30-е годы “Взращенные Советами”. В 1944 г. эта книга была издана большим типажом в Финляндии. “Знаешь ли ты о моей книге, за которую у меня было тоже много на пути? Мне трудно о ней тебе что-нибудь рассказать, кроме того, что содержание - педантично точная правда”.

В 1944 г. Кертту была приговорена финским судом к смертной казни, однако казнена не была. После заключения мирного договора с Финляндией, она была передана советским властям, здесь вновь арестована и осуждена. После лагеря Кертту Нуортева жила в Караганде, работала инженером в проектном институте, переписывалась с Паулем Нюбергом, жившем в Финляндии, и с москвичами Софьей Николаевной и Николаем Дмитриевичем Нюбергами: “На столе у меня стоит фотография отца и мамы и дедушки, которую Вы (С.Н.Нюберг) мне прислали. Я помню, эта карточка была в том толстом альбоме отца, где были все родные, там были карточки и Ваша и дяди Дмитрия. Когда дядя Пауль в Финляндии пришел ко мне в больницу, то он мне тоже дал эту карточку, но ее отобрали у меня при аресте в 1944 г. Недавно я получила от живущей здесь знакомой вырезку из петрозаводской газеты, где был снимок обелиска на братской могиле и могильная плита отца. На ней написано:

Нуортева Александр Федорович,
председатель ЦИК АКССР, 1888-1929.

Год рождения неправильный. Папе было 47 лет когда он умер. Мне рассказывали, в Петрозаводске разыскивали и расспрашивали всех о годе его рождения и смерти, так как в архивах не сохранилось ничего о нем. А ведь было, целый небольшой отдел в музее истории революции, где был его партийный билет, выданный Лениным, биография, некрологи из газет и т.д.”

Рассказывая о своей жизни, Кертту писала: “Меня против всякого моего желания и склонностей, жизнь ставила в максимально идиотские перипетии и прошла я через все это, просто потому, что выжила, а, следовательно, смогла пережить, хотела я этого или не хотела. Ну если ко всему этому, человека природа наградила толикой чувства юмора - иногда это было основной необходимостью, чтобы выжить. Вот и все. Мужества как раз было немного. Собственно говоря, его и сейчас не ахти как много <...>. Самое главное в эти тяжелые годы - это были люди, чудесные люди, которые всегда где-то окружали. Ведь мысли, старые дерзания никогда не были в заточении. А обмен мыслями, то же творчество, как искра отлетающая, она зажигает новую мысль и имея эту свободу - жизнь не теряешь. <...>Слишком много я видела изнанки, чтобы забыть - да я и не хочу забыть. Для меня стало жизненной необходимостью разобраться и понять прошедшее и сегодня. Но для этого я слишком мало знаю. Так хочется мучительно чего-то ясного, настоящего. И не приносит удовлетворения работа, хотя она меня временами очень захватывает. Все же она случайная. А приложить себя некуда. И вот, когда посмотришь назад на прожитые годы, не стоящие понюшки табаку, делается страшно, что это и была жизнь”.

“Я сразу должна оговорить: не все в этих годах было нелепостью. Конечно, я не хотела, чтобы вообще было то, что в себе принесли эти годы для страны. Но если они были - я безусловно предпочитаю, что прошла через те страшные тридцать седьмые годы, по той стороне. Для меня, восторженной комсомолки, это было необходимо, чтобы стать человеком, чтобы, соприкасаясь с самими явлениями, понять то, к чему ты, например, мог прийти своим умом. У меня не было достаточной дозы собственного ума, для меня понадобилась школа...

Кроме уменья самостоятельно осмыслить общественные явления, это было еще огромным опытом в познании людей; и чередой необыкновенных встреч, друзей и т.д. - Но только это было слишком долго. На это ушла вся жизнь и накопленные знания некуда приложить”.

В 1960 г. вышел после многолетнего заключения ее сын Реймо, вскоре он женился, в начале апреля 1961 г. у него родился сын, названный, естественно, Юрием - только что началась космическая эра.

Через два с половиной года, 29 августа 1963 г. на рассвете Кертту Нуортева неожиданно умерла.. Ей было всего 50 лет.
Судьба Реймо и Юрия после 1963 г. нам неизвестна.

<< А.В.Родионов, САНТЕРИ НУОРТЕВАРодословица Эльтековых>>

В книге воспоминаний *ПУТЬ* Ольги Адамовой-Слиозберг,встретившейся в Карлаге с замечательной Кертту Нуортева, посвящена ей глава.
галина, 12.11.2017

Матти Нуортева
Елена якубовская (АДИНЕЦ) , 19.02.2017

Огромное Вам спасибо за сохранение памяти наших предков. С огромным интересом прочитала статью.С уважением Елена (внучка Матти Нагрева)
Елена якубовская (АДИНЕЦ) , 19.02.2017

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация