Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Владимир Неуструев Я РАБОЧИЙ ЧЕЛОВЕК

Я был самым маленьким в семье. Но мама с папой мне всегда говорили:
- Не хочешь учиться? Иди работай.
Думаю, эта фраза знакома многим. В наше время родители очень строго относились к нам и очень внимательно - к нашим успехам и неудачам в учебе. Да, мне трудно давались первые годы в школе. Оставался и на второй, и даже на третий год, как это случилось в четвертом классе. Но потом, освоившись и, как говорится, закатав рукава, выправился и стал даже "хорошистом".
Но фраза "не хочешь учиться - иди работай" для меня была лишней. Я и так работал с малых лет. И не потому, что не хотел учиться. А потому, что нужно было помогать родителям.
Я и многие мои сверстники, едва подросли, стали ходить и искать любую работу.
С четвертого класса я уже работал в питомнике. Питомник на нашем массиве был давно. На месте будущей 13-ой школы росли тутовые деревья. Это был важный ресурс для одного из градообразующих предприятий города - гренкомбината. Наряду с текстильной фабрикой, масложиркомбинатом, шелкомотальной фабрикой и другими объектами легкой промышленности города гренкомбинат выполнял план по поставке шелка, который добывался из коконов тутового шелкопряда. А где живет и питается тутовый шелкопряд? Правильно, на ветках тутовника.
Узбекистан в то время был главным производителем шелка. Все окрестности вокруг нашего города были засажены квадратными посадками тутовника. Тутовые плантации располагались и в городе, назывались питомником. Тутовник считался чуть ли не национальным деревом. Запрещалось его рубить, даже если он мешал кому-то посреди двора. Это было строго наказуемо. Помню, во дворе нашего дома, который построил дедушка, росли очень старые тутовины, и никто их не спиливал. И каждую весну колхозники, ездившие по городу на бричках и собиравшие ветки с листьями для прокорма червей, заезжали и к нам во двор, чтобы их срезать. Мы успевали полакомиться ягодами только до мая, а потом деревья стояли голые. Все ветки с листьями увозили на тракторах в специально отведенные места, где разводили червей.
А вот в питомнике, который был на месте Калининского массива, находилось специальное садовое хозяйство по разведению тутовника. Деревья выращивали прямо с семечек, которые мы, мальчишки, каждый год нанимались их собирать. Ягоды были очень мелкие, а собрать нужно было целое ведро. Мы собирали высохшие ягоды, и складывали аккуратно в емкость. Наберешь ведро, на весы поставят - а там всего 3 килограмма. Такие легкие они были. Причем разрешалось собирать только с земли, спелые ягоды. А взрослые пацаны мухлевали и трясли ягоды прямо с деревьев. Потрясут быстренько дерево, набьют за две минуты ведро, подольют туда водички для тяжести, да еще камень сунут. И на весы.
А мы, малыши, работали честно.
За весь день, если соберешь два ведра, это вообще рекорд. Идешь в конце дня, сдаешь. Платили, не помню, где-то по три копейки, наверное, за килограмм. К примеру, собрал 10 килограмм - получи 30 копеек. Вот вся работа была.
Ну это, конечно, надоедало. Труд был утомительный и неблагодарный. Но где еще найти работу было такому маленькому, как я?
Став постарше, я устроился в Садвинсовхоз. Он располагался по Вуадильской дороге, за чертой города. Человеческими словами - большой сад-совхоз. Там выращивали виноград, персики, урюк, абрикосы, яюлоки - ну в общем все, что можно было вырастить в нашем замечатеьном климате. Туда тоже нанимали пацанов. Когда были летние каникулы, мы часто собирали там, к примеру, урюк. Аккуратно снимали его с деревьев, складывали в ящики. С ящика уже получали по рублю. Это уже было что-то. Бывало даже, что рассчитывались тут же, на месте, когда принесешь полный ящик.
Все это была, конечно, летняя сезонная работа. Но мы и этому радовались.
Став почти взрослым, в 13 лет я стал формировать кирпичи из глины. Эти кирпичи использовались для постройки домов. После войны очень много тогда было построено домов. В районе "толкучки" давали людям землю - участки под строительство, и люди строились, как могли.
И вот, мы, подростки, приходили туда и нанимались на стройку. Выполняли любую работу, какую просили. Даже просто кирпич поднести к объекту - уже работа, и за это платили. Чаще всего мы, конечно, работали помощниками "подай-принеси".
Мой учитель труда Александр Павлович тогда тоже начал строить дом, и он нанял меня как рабочего, с оплатой. Я каждый день приходил к нему на стройку. Месил глину, лепил кирпичи, подавал ему на стену - в общем, был его правой рукой. И получал за это деньги. К примеру, если стоимость тысячи кирпичей была 120 рублей, то их выкладка - 110. Работа была трудная, мужская. Да и сноровка и определенное мастерство требовалось - правильно замесить глину, чтобы потом не растрескалась, залить формы для кирпичей, правильно их вытащить. Глину нужно было еще "гарцевать" особым способом - перекидывать, помешивая, чтобы была ровная констистенция и выкладывать аккуратной горочкой, и закрывать на ночь пленкой.
А утром, рано, пока не взошло солнце, приходишь и начинаешь формировать из нее кирпичи. Была специальная форма на четрые кирпича с ручкой. Идешь, помыл этот станок, потом окунаешь его в специальную кучу песка, чтобы глина не прилипала к стенкам, раз-раз, повозил в песке - и глину туда - "гуп-гуп" туда! И рукой так - рраз! срезал ровненько лишнее. И попер. И так к началу укладки полный "майдан" должен быть. То есть, площадка с приготовленным кирпичом.
Ну и подумайте. Тысячу кирпичей нужно было вынести таким образом, чтобы получить 120 рублей. Труд тяжелый. Но у меня получалось.
Когда в школе решили построить теплицу, изготавливать кирпичи для нее, позвали меня. Георгий Леонидович, директор, позвал к себе и сказал:
- Вовка, давай! Помогай школе! Берем тебя на работу. Тысяча кирпичей - 70 рублей.
Больше он заплатить не мог, потому что это была государственная расценка.
И что вы думаете, когда получал эту зарплату, еще и вычли из нее налог за бездетность) Получил не 70, а 68 рублей=) Было смешно, но закон есть закон.
На эти деньги я тогда купил путевку в туристический лагерь в Шахимардане и отдыхал в свое удовольствие! Заработал - отдыхай!
Работал я на постройке теплицы целый день. Рано утром делал кирпичи, днем укладывал, вечером - готовил глину на следующий день. Яму, которую я выкопал при этом, тоже приспособили под тепличные нужды.
На месте теплицы сейчас стоит двухэтажное здание "Спутник".
Довелось мне поработать и на заводе в свои каникулы. Пошел я на "Газаппарат" (помните, у нас в квартирах стояли газовые плиты этого завода?) и устроился там тоже разнорабочим. Тоже строили там, укладывали уже настоящие кирпичи, я помогал каменщику и шлифовал свои навыки строителя. За месяц работы я получил зарплату - 103 рубля. На эти деньги я купил себе хлопчатобумажную клетчатую рубашку и, как говорят теперь, "коттоновые" джинсы, а тогда это были просто штаны. Хватило денег и на летние сандалии. Это была обнова к школе.
На следующий год я попробовал поработать на кирзовой фабрике. Тоже что-то там заработал.
А когда на Первой линии или Ашурова улице, прямо напротив моего дома стали строить летний кинотеатр, я с радостью побежал туда и старательно помогал каменщику-узбеку строить для нас это культурное заведение.
После 9-го класса нас официально взяли работать пионер- вожатыми в пионерлагерь "Зорька". Мне пришлось работать не пионервожатым, а целым воспитателем. Причем в первом отряде. Представляете? Девятиклассник - воспитатель семиклассников=) И получалось! Наверное, отуда и началась моя педагогическая карьера!
После того опыта я уже каждое лето работал по лагерям, если была возможность. Работа с детьми мне очень понравилась.
После первого неудачного поступления в военное училище, я, чтобы не терять даром время до армии, работал в сельхозтехникуме слесарем куракоочистительных машин. Помните такое слово - курак?
Мастер встретил меня кисло." Зачем пришел, мы и так тут мало зарабатываем". Я ему радостно - Ничего, научимся, будем больше зарабатывать! И бегаю по цеху, выполняю каждую работу, кто-что попросит - бригадир там или инженер. Про наряды ничего и не слыхал. Так бесплатно и работал, пока кто-то из добрых людей мне не подсказал.
После этого я стал уже умным. Подходят ко мне инженер: - Володя, там надо лампочку прикрутить в цеху! Сходи - прикрути.
А лампочка под самым потолком, без лестницы не достать.
Я отвечаю - Наряд выписывайте, сделаем.
Он: - Ооо! Ты уже научился!
Конечно, три дня на "халяву" поработал, научился! Теперь и двор не подметал без наряда.
Мастер вскоре понял, что я не бездельник и не дурак, и стал доверять мне более квалифицированную работу Например, мы меняли ножи и барабаны на косилках. Замена одного ножа - 50 копеек. Старый расклепываешь, вынимаешь, вставляешь новый - и новыми клепками. И все это тоже нужно было проводить через наряды, накладные, получать на складе, сдавать...сплошлная бухгалтерия, а не слесарня!=)
Вот так рано я стал познавать жизнь! Труд, труд и еще раз труд!
Без труда - не выловишь рыбку из пруда)

<< Ксения Раутиан ЖИЗНЬ РЕМИРА ТОХТАСЬЕВА1921 Елизавета Беляева маме из Праги>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация