Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Т.Раутиан: РАЗНЫЕ СЛУЧАИ

Пожар
Как-то раз братья и сестры собрались в детской. Уселись на подоконнике и Таня стала читать вслух книгу.
Вдруг запахло дымом. Сережа побежал узнать, что там происходит. Открыл дверь в другую комнату (кабинет), а там дыы-ыма! Ничего не видать! Тогда сообразительный Сережа помчался к бабушке. Постучался в дверь:
- Тук-тук!
- Войдите!
- Бабушка, скорее дайте мне противогаз!
- Зачем тебе, Сереженька?
- Там дым, ничего не видно!
- Ах ты, Господи боже мой! Вот, возьми, миленький.

А ты знаешь, что такое противогаз? Это вот что. Это такая резиновая маска, надевается на лицо. У нее есть трубка, вроде хобота у слона. На конце трубки коробка с толченым углем, ФИЛЬТР. Когда через фильтр проходит грязный воздух, с дымом или с ядовитым газом, то вся гадость прилипает к фильтру, а чистый воздух проходит. И через трубку можно дышать.
Ты спросишь, а откуда маленький Сережа все это знал? Ну, он был уже не очень то маленький, ему было уже шесть лет! А в это время все думали, что может случиться война с фашистами и ходили в специальные кружки, изучали там много чего - противогаз, например, изучали. Папа и мама не ходили в кружки - они ходили на работу. А бабушка Мария Александровна - ходила. Она была хорошая ученица в этом кружке и даже сдала экзамен. И ей выдали удостоверение. И она потом рассказывала своим внукам все, что узнавала в кружке. Сереже очень нравилось ходить в противогазе - он в нем был похож на слона и рычал из под своей маски как настоящий слон.
И вот, еще маленький, но уже очень умелый и сообразительный Сережа схватил бабушкин противогаз, побежал в ванную, взял там большой кувшин, налил в него воды и потащил в кабинет. У двери надел противогаз и ринулся туда. Там было полно густого и очень вонючего дыма и мы потеряли его из вида.
Оказалось, что на мамином письменном столе лежит и тлеет шерстяной свитер, а на нем стоит горячий утюг! Это маленькая Ксана решила погладить свитер, а потом передумала и пошла слушать, что там Таня читает. А утюг оставила. И свитер загорелся. И письменный под ним загорелся. Хорошо, что доска у стола была толстая и не прогорела насквозь.
Сережа мигом понял, что тут происходит и залил огонь. И он погас.
- Ура, мы спасены! А то ведь мог весь дом загореться!
До сих пор на этом прекрасном письменном столе осталось страшное черное горелое пятно. И его нельзя отмыть! Потому что пятно - это уже не дерево. Это уже уголь.

А какой он был красивый до пожара! Это был стол из кабинета пра-пра-дедушки, Николая Андреевича Раутиана. Если ты придешь в гости в дедушке Владимиру Глебовичу - он покажет тебе этот стол и этот черный след от пожара.
В его кабинете был еще большой книжный шкаф, который, как и этот пострадавший стол, сейчас у Владимира Глебовича. И диван с высокой спинкой, теперь тоже в Москве, у бабушки Зои. На котором маленький папа Коля и маленькая мама Саша так весело прыгали. Но этот замечательный диван все выдержал и стоит себе как новенький! У дивана есть младший брат - это большое мягкое кресло, которое живет сейчас у тети Оли. Этому столу и дивану, этому креслу и шкафу уже больше ста лет! Они сделаны не из какой-нибудь там стружки, а из настоящего мореного дуба. Они очень красивые. Если не оставлять на них горячих утюгов, они смогут прослужить еще лет триста!

Между поездами
Однажды папа Глеб Николаевич поехал за город, искать дачу. На поезде. И взял Таню с собой. Вышли на станции. Папа оставил Таню на платформе, а сам пошел искать подводу, чтобы ехать в деревню. Вдруг поезд, на котором они приехали, тронулся и поехал. Все быстрее и быстрее. А другой поезд - скорый, который не собирался тут останавливаться, на полной скорости приближался к станции с другой стороны. И платформа, где Таня стояла, вот-вот окажется между двумя мчащимися поездами.
Начальник станции в красной фуражке увидел маленькую девочку. Он испугался, что она может испугаться. И завизжит. И побежит к папе. И попадет под поезд. И он прямо по этой платформе побежал к ней, чтобы её спасти. Он в ужасе бежал и кричал:
- Сто-о-ой! Ни с ме-е-е-ста-а-а-а!
А Таня и так стояла, Ни с места, совсем невозмутимо, и не собиралась никуда бежать, и тем более - визжать. И думала:
- Почему этот начальник кричит? Зачем мне бежать? Под поезд, что ли?
Тут скорый поезд примчался и Таня оказалась между двумя поездами. Оба поезда страшно грохотали. Ведь звук этого грохота не мог разлететься во все стороны, а застрял тут, между поездами. Поезда подняли сильный ветер, в воздух взлетели листья и разные бумажки. Ветер тоже метался между двумя поездами, не зная, куда же ему дуть. И земля дрожала как при землетрясении, колеса стучали: та-та! Та-та! Та-та! Но вот поезда разбежались, каждый в свою сторону. Тут и папа прибежал, очень испуганный. Пришлось их обоих, папу и начальника, успокаивать.
А Тане это очень понравилось. Было и страшно и здорово. И после этого, в Ленинграде, переходя улицу, она всегда высматривала - а не идут ли два трамвая в противоположные стороны, чтобы еще постоять между ними. Иногда получалось. Но она никому не говорила про это. Это была ее тайна.

Когде болеет сердце
Однажды Таня заболела. Ничего особенного, просто - горло и температура, Это была АНГИНА. А когда ангина, надо спокойно лежать и не прыгать. А то болезнь из горла перейдет еще куда-нибудь. Мама Лидия Ивановна, уходя на работу, строго сказала, что надо лежать, и не прыгать.
Но лежать тихо было очень скучно. Таня скоро забыла строгие мамины слова и стала прыгать на своей пружинной кровати. Это ведь так весело!
Но мама была права - заболело сердце. И пришлось отправить Таню в больницу.
Это была очень хорошая больница. Имени детского доктора Раухфуса, который когда-то основал эту больницу. Тане очень там нравилось. В больнице было много игрушек и книжек. Там был веселый доктор который все время детей смешил. Там была просторная светлая палата и блестящий паркетный пол. Очень хотелось по нему побегать. Но от долгого лежания Таня совсем разучилась бегать. Даже просто ходить. Это было очень смешно.
Попробовали ее учить ходить. С двух сторон под ручки - и по коридору. А ноги не слушались и болтались как у тряпичной куклы. Тогда доктор сказал - ну это дело долгое. Ты сама теперь должна стараться ходить. У тебя братья есть, они мужчины, они сильные. Вот пусть тебя водят. И отправили Таню домой.
Ура! В больнице хорошо, но дома все-таки веселее... И ноги не очень скоро но научились. И Таня начала ходить, а потом и бегать.

Петергоф
Но после этой болезни Таня она стала какая-то слабая. И папа с мамой решили, что надо ее подкормить. а в те времена в магазинах ничего такого особенного не было. И решили отправить ее в Петергоф. Там, во дворце, где раньше жил царь, стал Дом Отдыха. И стали жить разные люди, которым надо было отдохнуть и подкормиться. Но Таню - не приняли.
- У нас дом отдыха для взрослых.
Тогда папа с мамой придумали. Пусть Таня будет жить не во дворце, а где то еще. И будет ходить в столовую с посудой. И ей будут давать такие же обеды, как всем. Но только пускай носит эти завтраки, обеды и ужины к себе домой. Не в Ленинград, конечно, а в Петергое, где она будет жить. И пускай кушает у себя дома. И пусть сама моет посуду. Большая уже! Шесть лет!
Так и решили.

И вот маленькая прабабушка Таня стала жить одна. Совсем одна! Без мамы, без папы, без братьев-сестер. Это было немножко страшновато, но очень-очень интересно. У нее была отдельная комната с отдельным входом. И ключ! Во дворе у хозяйки были грядки. Но там росла не картошка-морковка - а цветы. На каждой грядке разные. Но хозяйка их не срывала, не срезала и не продавала. Они так и росли, цвели и засыхали. Оказалось, что хозяйка выращивала эти цветы, чтобы собирать их семена!

Около грядок с цветами была будка и в ней жила большая собака. Она все время лаяла очень громко. И страшно. Но она была не цепи и поэтому не могла покусать Таню.
Как то раз Таня взяла во дворце свой обед и пошла домой. Она была уже в трех шагах от двери.
И вдруг собака сорвалась с цепи!
И помчалась прямо к Тане!
Что делать?
Таня уже знала, что убегать - нельзя. Собаки ведь любят догонять. Собака все равно догонит. И вот эта огромная собака с разинутой пастью, с огромными острыми зубами, подбежала к маленькой Тане
и
прыгнула на маленькую Таню,
и
лизнула ее в щеку!

Собака вовсе не хотела укусить маленькую Таню. Наоборот! Она обрадовалась, что сорвалась с этой противной цепи, и ей захотелось рассказать Тане, как она рада!
Собаки вообще не обижают маленьких детей. Особенно - большие собаки. Ведь для них маленькие дети - как щеночки. Человеческие щенки. Щенков не обижают. Наоборот! Их защищают и любят.

Елка-мама и детки-елочки.
Танин папа, а твой пра-пра-дедушка Глебушка часто приходил к маленькой Тане и они вместе шли гулять в Петергофский парк. Там была замечательная огромная Елка-мама. Вокруг нее кольцом стояли маленькие елочки детки. Это были действительно детки мамы елки. Ннжние ветки елки-мамы опустились до земли. И пустили корешки. И стали расти вверх, как самостоятельные маленькие елки.

<< Ия Нюберг: О МОЁМ ОТЦЕТ.Раутиан: МАЛЕНЬКАЯ ПРА-БАБУШКА ТАНЯ >>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация