Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

ЧЕЛОВЕК, ПРИДУМАВШИЙ ВИННИ-ПУХА

Нет, это не о книжке английского писателя Милна речь. Это о мультфильме "Винни Пух". Вернее, о его создателе, Федоре Савельевиче Хитруке. 1 мая ему исполняется 80 лет.
Наверное, и без Хитрука советская мультипликация стала бы тем, чем она стала - лучшей мультипликацией в мире, (да простит меня Уолт Дисней!). Но без него она все-таки стала бы чуть-чуть другой. Наше детство и детство наших детей было бы другим без этого простодушного, неуклюжего, колобком катящегося медведя с голосом Евгения Леонова. Без крошечного, розового до синевы Пятачка в нелепых штанишках. Без гривастого, узкобедрого с осиной талией и с атлетически развитыми плечами Бонифация ("Каникулы Бонифация", 1965). Как смело, с какой доверчивостью к зрителю нарисован этот условный как чертеж, мир: колечки пароходного дыма на горизонте, круглый как пирожок, остров в безбрежном океане, хоровод негритят вокруг жонглирующего Бонифация… Какие ясные чистые краски - то ли излюбленный XX веком примитив, то ли действительно детский рисунок.
Впрочем, дети и взрослые никогда не могли поделить Хитрука между собой. Как бы то ни было, он стал первым режиссером, доказавшим, что мультипликация - такое же значительное, полнокровное и полноценное искусство, как и любой другой вид кино. "История одного преступления" (1962) сделала Хитрука знаменитым и принесла ему первые фестивальные награды. Некоторые любители отечественного киноискусства отреагировали по-своему: персональные пенсионеры, исполненные патриотического негодования, письменно обвинили Хитрука в том, что своим фильмом он якобы осуждал политику партии в решении жилищной проблемы. С появлением таких работ Хитрука, как "История одного преступления" и "Человек в рамке" (1967) советская мультипликация впервые обрела социальную остроту, ранее не выходившую за пределы кинематографического переложения басен С.Михалкова. Фильм "Юноша Фридрих Энгельс" (1979) вызвал такое оживление в Госкино, что даже в бухгалтерии справлялись, действительно ли это мультипликационный фильм. Воистину прав был Маяковский, сказавший, что бухгалтер имеет право решающего голоса в искусстве, а художник в бухгалтерии не имеет даже совещательного!
Как всякий художник, Хитрук умел превращать все жизненные впечатления, даже самые неприятные в элемент той дрожжевой массы, из которой он лепил свои образы. Его одергивали и поучали, а он вдруг взял и поставил "Фильм, фильм, фильм!", (1968), остроумную и трогательную историю о том, как трудно, тяжело, невозможно, утомительно, как уморительно смешно снимать кино! Маленькому, толстенькому колобком катящемуся (см. выше!) герою кино-режиссеру с его застенчивой Музой приходится протаскивать свой злосчастный сценарий через скоросшиватели десятка чиновников, обивать пороги десятка кабинетов с высокими дверями… Настоящим бюрократам их мультипликационный портрет не мог понравиться. Потребовали вырезать из картины Музу, сплошь забитую печатями всевозможных киноредакций и инстанций. "Это уж вы слишком, товарищ Хитрук!".
Несмотря на то, что он - автор многих прекрасных мультфильмов, ("Топтыжка", 1964; "Отелло-67", "Остров", 1967; "Икар и мудрецы", 1976; "Дарю тебе звезду", 1979) имя Федора Хитрука в наибольшей степени ассоциируется именно с "Винни Пухом." Его коллеги умудрялись даже в самом режиссере видеть черты любимого всеми героя: "Набычившись, косолапо топтался он где-нибудь в углу с вечной сигаретой окуривая священным дымом рождающиеся идеи, что-то бормоча себе под нос, оглаживая грудь и живот, если идея развивалась. Расстегнутая рубашка свидетельствовала о крайней степени творческой раскрепощенности. Если же мысль не посещала, то почесывание, поглаживание затылка безымянным пальцем и снова "черт!" или "вот черт" потом несколько шагов - пауза, жест - но уже не Хитрука - а его героя… Потом на моих глазах Хитрук взлетал на воздух (я не шучу, такова специфика мультипликации!), замирал на мгновенье (где вы были, кинооператоры, наверное, снимали очередные вести с полей?), проборматывал музыкальные заклинания, "Тара-та-та-тара", лицо светлело вызревающей улыбкой, вверх, вверх… пауза и… тррррах… - снова на земле, резкий нетерпеливый жест и знакомое "черт", и снова пыхтение сигаретой," таким вспоминает Хитрука Юрий Норштейн.
Но почему же именно Винни Пух из английской сказки стал его и нашим главным героем? В конце концов, не так уж важно, что это, - диагносцированная ли ещё Достоевским всемирная русская отзывчивость? Или просто свойство любого таланта усваивать, переплавлять и вдыхать новую жизнь в чужие создания? Просто всем нам и нашим детям повезло, что Борис Заходер перевел Милна на русский язык, русский вкус и душу, повезло, что Федор Хитрук переложил Заходера на тот лирический и праздничный язык красок, линий, движения и музыки, имя которому - мультипликация.
<Ирина Фише>

<< БАБУШКИН БЛОКНОТИКВл. Николаев. КОНОТОП>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация