Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

8. ГАРМ 1957

Диплом
Обработка наладилась, пошла на поток. И стало ясно, что пора бы защитить диплом. Не оставаться же на всю жизнь с незаконченным высшим. Я и взяла свою эпицентрию в качестве диплома.
Как-то было неловко идти в свой родной ЛГУ. В памяти всплыли комсомольские собрания, где меня ругали за неписание диплома - а в 1950 это умели делать. И вот, смалодушничав, решила я обратиться в московский университет - ведь я работаю теперь в московском институте… Сомнительный аргумент, конечно. Добралась до ректора, академика Петровского. Он был краток:
- Идите туда, где кончали.
Что ж, он прав конечно. Поехала в Ленинград. И там на физфаке приняли тепло, как родную. Стыдно стало за свои неуклюжие попытки увильнуть. Пришлось только почему-то пересдавать историю КПСС. Учить заново ее тошнотворную – сил нет. Пошла сдавать на ура. Несу ахинею по вдохновению. Принимает преподаватель незнакомый.
- Ну, что же вы...
Говорю – некогда готовиться, я работаю, на Памире, руковожу интерпретацией. Мне долго нельзя, и т.п.
- Пятерку все равно не могу вам поставить, придется четыре. - Спасибо, не два, думаю.

Защита была на кафедре геофизики - я там не училась, никого не знала. Но на фоне робких ученических дипломных работ моя была уже настоящей, с теорией, методикой, огромным материалом (десять тысяч обработанных землетрясений). Другие девочки, студентки, защищавшие свои дипломы – нервничали, тряслись... А я, уже руководитель группы обработки, уже научившая свою группу своему методу, чувствовала себя уверенно и по натуре своей, «задавалась». Хоть и было стыдно, будто мастер спорта «побеждает» в соревновании, где остальные участники - новички или, к примеру, имеют какой-нибудь третий разряд. Выигрываю – «слабостью противников».

У меня был такой случай, в гребле. В 1950 проходило в Ленинграде межвузовское соревнование. И мы с Ольгой Ивановной Шопот, две свежеиспеченные чемпионки Союза, конечно же выиграли метров 200 у наших противников-новичков. Тоже было стыдно. Наверно, надо было из вежливости немного расслабиться, а не вламывать изо всей мочи. Не умеем.

Получила наконец, правильную корочку. Смотрю на вкладыш с отметками. Тройку по электродинамике мне в деканате на «зачет» переправили. Удивилась, но не стала спорить. На самом деле что тройка что зачет - никакого значения уже не имеет. Просто деканат нас, которые снова появляются на факультете любит нежно. Спасибо им за любовь.

Снова Гарм. Жарко
Построили новое "большое здание" для камералки. На новом открытом месте. Никаких деревьев, никакой тени. дом деревянный, крыша железная. Раскаляется, жара невыносимая, работаем в купальниках. Но вот заглядывает Игорь в камералку - и рявкает:
- Чтоб я больше тут ни одной голой бабы не видел!
- Ну невозможно же, жарища!
И вот Игорь достает пожарный шланг, заводит помпу и сам, как мальчишка, в восторге от собственного хулиганства, с удовольствием бьет мощной струей по крыше камералки. Девочки камеральные как-бы нечаянно высовываются на крыльцо - он по ним! Визжат радостно.

Юбилей: 40 лет Октября
И 30 лет советской власти в Таджикистане. По этому случаю в Таджикской Академии будет торжественное заседание. И раз уж я - замнач по науке - то мне и доклад там делать про нашу работу. Готовлюсь. Сроду таких докладов не делала, понятия не имею, как надо.
И тут происходит приключение. Была я в Гарме, не помню, зачем. Обратно идти пешком не хочется. А тут кто-то из наших - не помню уж кто - на мотоцикле.
- Садись.
Сажусь, мчимся. Кто не помнит, в те времена настоящей дороги не было, только на серпантине. А так - это просто колея по первобытному грунту. Местами земля, местами галька разной крупности. То ли водитель мой уже приложился в Гарме, то ли что - мотоцикл наш лег набок и проехался с разгону, на боку, сколько-то метров. Ну, вы сами понимаете что езда на боку, значит - на собственном человеческом боку, от щеки до щиколотки. А так как произошло это как раз на гальке, то последствия можно не описывать.
А мне надо доклад делать в Душанбе, в Академии, через неделю или около того. Медицина говорит, что всякие кожные повреждения заживают на 7 дней. Это такой медицинский закон. На седьмой день они повязки снимают. Так что у меня есть шанс, что заживет, успею.
Являюсь пред начальственные очи. Игорь смотрит. На лице смесь смеха и начальственного возмущения:
- Машина с геологами сегодня едет на Памир. Поезжайте с ними и чтоб я этого не видел. Да, конечно, видеть мою физиономию мне и самой не хотелось.

Почему на Памир? - Потому что Виталий в это время там работал. У него были три передвижки с аппаратурой ЧИСС. Он уже должен был возвращаться.

Дорожные приключения
Едем. Нас трое в кабинке - я, дама все-таки, да еще и раненая, и еще один геолог. Навстречу иногда попадаются машины - все водители улыбаются, прямо до ушей. Им смешно - а я о докладе своем волнуюсь.
Третий в кабине - геолог. Он, вообще-то, какой-то не очень настоящий геолог. Не то не доучившийся, не то геоморфолог - а это животные совсем другой породы. Вот этот парень без передыху изучает геологию, которую видит в окно. Суетится. Поминутно карту (сто тысячную) вынимает, сличает с пейзажем и опять за спину себе засовывает. Ну и досуетился. Захотел еще разок на нее посмотреть, сунул руку за спину - А КАРТЫ ТАМ НЕТ!
Нет, вы, нынешние, которые в свободном мире живете и президентов можете материть - не представляете себе, что такое сто тысячная карта! с координатной сеткой! Это top secret! потерял - значит украл в шпионских целях! 58 статья! Десять лет без права переписки (псевдоним расстрела).
Куда она могла деться?
Очень просто - сунь руку за спину - и увидишь, что между сиденьем и спинкой - щель на улицу. В смысле - на дорогу. Выпала! Когда? Где?
- Когда ты ее смотрел последний раз?
- Ну, полчаса назад или час...
- Все, разворачивайся, едем назад.
Разворачивайся? Ты не в чистом поле, это Памир, тут машина еле помещается. Разворот километров через 20. Или назад пятиться. Пятиться? нет уж. Поехали вперед, кой как развернулись, едем назад. Медленно. Она ведь не обязательно лежит, где упала. Машина же ветер за собой подымает, могла и улететь. Вниз, конечно. А там - километр до дна ущелья, кусты, скалы торчат. Безнадёга, а делать нечего, надо искать. Машина ползет, останавливаемся, смотрим. И вдруг (дуракам везет) видим: что-то белеет, за куст зацепилось. Далеко - метров 200. Может цветок какой...
Ничего не поделаешь - надо лезть. Крутовато, конечно - а деться некуда. Полезли оба геолога. Старший уже в ярости. Говорит - ну, если это не карта, я тебя просто убью.

Но оказалось - она, родимая. Уф.
Еще километров 30 назад проехали, вот и разворот. Развернулись - и вперед, на Памир.

Ну, а дальше все по плану. Виталия встретили, домой вернулись. Щека моя зажила. Правда, на фоне загара слишком розовая. Но в рамках приличия.
Доклад сделала. Что говорила, о чем - не помню.

Угольный сарай
Таджикистан - страна горная, безлесная, дров тут не бывает. Завозят уголь. И вот в один прекрасный день оказалось, что послезавтра привезут уголь - целый вагон - а складывать некуда. Надо срочно сарай. Появляется шеф и говорит мне:
- Надо сарай построить. Рабочих у меня нет. Силами камералки. У вас в камералке есть геодезиня - пусть спланирует положение ям для столбов и сегодня же начинайте. Завтра должен быть готов.
И ушел.
Вот всегда он так. Никаких деталей.
Ну что ж, приказы не обсуждаются. Восемь столбов, восемь девочек, копаем, устанавливаем, косяки прибиваем, горбылем обшиваем. Крышу завтра.
Крыша хилая, конечно: Что есть, тем и кроем. По горбылю настилаем рубероидом, это просто картон, пропитанный мазутом. Девочки на крышу боятся. Лезу сама, расстилаю этот водоотталкивающий материал, прибиваю, проваливаюсь одной ногой, выкарабкиваюсь, прибиваю. Как ни странно, но к вечеру сарай готов. Хиловат, конечно, но готов.
И действительно, вскоре появляются машины, завозят уголь (честно говоря - угольную пыль). Авось, перезимуем.

Техноголия угольного топлива
Мы раньше топили хорошим углем, прямо-таки антрацитом. Отладили для него технологию зажигания. Даже дети уже умели.

Когда приехали Люба, еше не Чепкунас и Нина Урусова - они столичные, выросли на электричестве или чем-то еще цивилизованном. Понятия не имели как с углем обращаться. Положили уголь в печку, бумажку зажгли и к углю прислонили. Не загорается. Пришли ко мне - как быть?
Послала к ней Лену с Ирой. Они разожгли и проинструктировали. А что - большие уже, Лене 6 лет!
Но это антрацит. А что с пылью делать? У шефа возникла идея: пыль с мазутом помешать и из этого теста слепить катышки. Нанял на эту работу таджикского мальчика. Он налепил "пирожков". Игорь жил тогда в маленьком домике-вагончике, над обрывом к Сурхобу. Чугунная буржуйка у него была - с железной дымовой трубой, выходящей в окно. Попробовал сам топить. Катышки эти не загорались, а возгонялись, превращаясь в вонючие синие пары. Они оседали сосульками уже в трубе, и через пять минут вся вонь шла в дом, через дверь - наружу, расползаясь назким, прямо по земле, тяжелым синим облаком. По всей нашей базе. Дышать невозможно.
Отмена.
Но холода приближаются - и какую-то технологию народ изобрел, не упомню.

Великий Пожар
Дело было в ноябре, вечером, С гор спустился наш друг, геолог Коля Леонов. Конец сезона. Весь он зарос, весь в пыли, сто лет не мытый. В то время у нас уже баня была - но топили ее по субботам, а Коля пришел в понедельник. Затапливаю дома плиту, грею два бака воды. Мойся!
Уж полночь близится. И вдруг - выстрел.
Выхожу. Это Ахмет, сторож, по кличке Железный Феликс.
Коля еще только вытирается. Говорю ему через дверь:
- Кончай мыться, пошли пачкаться
- Что случилось?
- Пожар.
Оказывается, дым идет из нашего угольного сарая.
Уголь, и особенно - угольная пыль имеет странное свойство загораться сам по себе, если намокнет. Вот это и произошло.
Хоть и лежал у нас под крышей - но, может, и привезли мокрый.
Время - полночь.
Чем убился, тем и лечись. От намокания загорелся - водой надо и тушить. Так, где наша помпа? Вот она. Потащили ее к бассейну тогдашнему маленькому, 60 кубов. Шланг подсоединили. Все. Работает, качает.
- А где же наконечник к шлангу? - спрашивает шеф.
- На складе
- А где ключ?
- У Рыбакова (нашего зам-по-хоз)
- А где Рыбаков?
- В Гарме (в поселке Гарм, 6 км от нас)
- Почему?
- На кобеляже (Жаргончик! Он тогда ухаживал за своей будущей женой)
Никуда не денешься, надо ломать дверь. Я обожаю такие ситуации. И мы с шефом дружными плечами с третьего удара вышибаем дверь. Вот и наконечник! Шеф идет его прилаживать... Пока выясняли про кобеляж и выламывали дверь, помпа качала и качала, и вода в бассейне банально кончилась.
А дым в сарае все гуще.
Вызываем камеральных девочек. Выстраиваем цепочкой по обрыву к реке, с ведрами. А вода низко, а держаться не за что, а берег крутой, передаешь ведро наверх - а вода на тебя выплескивается, а вода в реке холоднющая, а темно, а камни мокрые скользкие, а течение бурное, ведро крутит, а упадешь в воду - не выберешься...
Самая женская работка.

А мужчины там вверху, в сарае, в пекле, ведра принимают и подальше заплескивают.
Не прошло и пары часов, как арычок наш маленький налил воды почти полный бассейн. Игорь приладил наконечник -и вперед! Никому шланг не уступает, сам с ним борется. А шланг тоже не сдается, выкручивается. Игорь как Геракл стоит. Есть на что посмотреть. Вот мужчина! Шланг - это вам не на ученом совете дремать, не приказы подписывать!
Рыбаков возник, длинные речи про материнство излагает. Склад взломали - это не шутка. а поздно.

Наконец, уголь сдался. Превратился в полужидкую кашицу, ищет в щелочки меж горбылинами просунуться - но горбыли гнутся, не ломаются, держатся молодцом. Сарай наш уже похож на подушку: стенки выпуклые. Но битве конец.
Пока мужчины были на этой героической сцене - девочки уже по домам разбежались, следующие акты пьесы подготавливают.
Прибегает повариха:
- Ребята, я в кухне воды нагрела, приходите мыться.
Игорь с камерой, делает уникальные снимки фигур в мыльной пене, в полумраке банного тумана. Он потом показывал (мужикам только) свои снимки, но никому не давал.
Не успели они обсохнуть - как возникла картошечка, огурчики-помидорчики, яишенка, спиртик развели. Магнитофон уже был тогда - песни, пляски, танцы-шманцы. Праздник Большого Угольного.
Часам к восьми утра разбежались и рухнули. Спать.

<< Колька ОлейниковЛЕНИНГРАД, ДЕТСКИЙ ОЧАГ.>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация