Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Георгий Фишер: Бои Быков в Парагвае

Бой быков, это чисто испанское развлечение, еще сохранилось в Парагвае, правда в несколько измененном виде. В столице бои быков теперь запрещены на том основании, что в «культурных странах» Европы их не бывает. А Парагвай страна «цивилизованная» и «культурная». Но в провинции не так тянутся за «Европой» и не могут отказаться от традиционного удовольствия.

В начале августа в небольшом местечке Сан-Лоренцо в 12 километрах от Асунсьона был храмовой праздник, а потому в течение нескольких дней происходили бои быков. В один из этих дней, в воскресенье, решили мы с женой съездить туда, тем более, что меня усиленно приглашал туда мой сослуживец – бразилианец, у которого в Сан-Лоренцо живет брат с семьей, являющийся одним из отцов города. Итак, чудным зимним августовским утром мы туда поехали. В это время в Парагвае еще не жарко и дни бывают дивные. Ехали на автобусе, принадлежавшем одному русскому еврею по только что открытой, точнее починенной дороге. Автобусы весьма примитивные, шасси Форд или Шевролет с самодельным верхом, нечто вроде небольшого грузовика со скамейками внутри, с успехом конкурируют с узкоколейной железной дорогой. Поезд идет эти 12 километров час 40 минут, а автобус 40 минут.

Дорога обычная грунтовая, на шоссе денег не хватает у парагвайского правительства, но пока она еще не изрыта ухабами и довольно гладкая. Когда ямы и выбоины сделают её негодной, то владельцы автобусов и прочие жители, кому приходится здесь ездить будут починять дорогу. Раз построив ее, парагвайское правительство считает свою миссию оконченной.

По приезде в Сан-Лоренцо отправляемся к брату моего сослуживца, где должны обедать. В ожидании обеда утоляем жажду в саду чудными апельсинами, такими сочными и зрелыми, что при падении с дерева они разбиваются. После гостеприимного, хотя и простого обеда отправляемся на городскую площадь, где в два часа объявлен бой быков. Квадратная площадь около церкви как во всех южно-американских местечках по случаю праздника украшена флагами. В одном углу примостилась неизменная карусель. Ряд ларьков, в коих предприимчивые итальянцы и арабы торгуют всякой дрянью. Половина площади обнесена забором в два с половиной метра высоты, над которым устроен помост с крышей из пальмовых листьев – защита от солнца. На помосте расставлены скамейки, все это сооружение устроено без одного гвоздя – в целях муниципальной экономии и дабы не портить досок, кои пригодятся для другого случая. Скреплено же или вернее связано все это было каким-то очень крепким стеблями растений – лианами. На помост поднимаемся по приставной лестнице. Платим какую-то небольшую сумму «за вход». Те, кто не хочет платить, размещаются под помостом и будут смотреть в большие щели в заборе. Мы усаживаемся на лучших местах так, чтобы солнце было в спину. С противоположной стороны в заборе ворота, а за воротами особый загон, в котором стоит штук 6 быков. Слева от нас помещается оркестр музыки, который непрерывно играет марши и «национальные» парагвайские польки. Около оркестра прохаживается полный господин в костюме ковбоя – это владелец быков, предоставивший их для празднества и одновременно делающий таким путем рекламу своему товару.

Наконец почти все места на помосте заняты, и на арену выходят два торреро. На них нет живописных испанских одеяний, но они не менее оригинальны. Это парагвайские гаучо. В обычное время они ходят всегда весьма ободранные, всегда босые, но в шпорах громадных размеров, которые при ходьбе производят много шума – что видимо считается шиком. Может быть они для шика и в виде дани «европейской культуре» и согласились бы надевать обувь, но это уже свыше их сил. Действительно, обувь в Парагвае мучительна; я, с детства привыкший к ней, страдал от нее в Парагвае, и я понимаю парагвайца, который ходя вечно босым и надевая обувь в торжественных случаях в праздник невыразимо страдает от нее и, приходилось видеть, как такие жертвы цивилизации не выдерживали и разувались посреди улицы во время торжества. Для торреро, выходящего на арену, случай торжественный – значит, надо быть обутым, но с другой стороны, надо быть очень ловким – иметь рассчитанным каждое движение и в таком случае обувь помеха. Вопрос был разрешен, по-моему, гениально. Торреро вышли в носках!!! Они не были босы, но на них не было и стеснительной для них обуви. Шпор тоже не было, верно по той же причине, что и обуви. Вместо традиционной красной тряпки для того, чтобы дразнить быка, был простой мешок. Мой сослуживец чрезвычайно возмущался этим и уверял, что в прошлом году была красная тряпка, а в этом году какое-то возмутительное упущение!!

Наконец открываются ворота, но ни один бык не желает выходить. Тогда торреро забрасывают два лассо на рога быку и начинают его вытаскивать на арену. Борьба продолжается долго минут 15. То торреро вытянут слегка быка, то бык обратно втянет торреро. Наконец после долгой и упорной борьбы удается вытащить быка за ворота. Ворота немедленно закрываются помощниками и бык, очутившись один без товарищей, сначала как бы ошеломлен музыкой, толпой, делает несколько прыжков, но в этот момент ловким движением один из торреро забрасывает лассо на передние ноги быка. Бык падает и не может сделать ни одного движения. Подбегает торреро и распутывает лежачего быка, когда лассо сняты, бык продолжает лежать, видимо, подавленный всем происшедшим. Тогда, дабы привести его в чувство, ему начинают выкручивать хвост. Операция видимо весьма болезненная для быка. Её он не выдерживает и вскакивает, и вот тут собственно и начинается самая «коррида». Перед носом быка размахивают мешком. Бык сердится, бросается на торреро, те отскакивают.

Бык роет ногами землю и вот происходит все «как в Испании», и что всем хорошо известно, хотя бы по кинематографическим снимкам, но кончается все без кровопролития. В конце концов быку надоедает возиться с торреро. Он становится мрачно на одном месте и лишь изредка отмахивается рогами от слишком назойливого приставания торреро. Тогда открывают ворота и бык опрометью бросается туда к своим товарищам. После начинается та же процедура с другим быком. Каждый бык отличается известной индивидуальностью. Один очень красиво роет копытами землю, другой чрезвычайно ретиво бросается на торреро, но был и такой, который наотрез отказался выступать в «корриде». Вскочив на ноги после верчения хвоста, он бросился к воротам, уперся в них головой и несмотря ни на какие ухищрения, вывести его из этого состояния не удалось. Тогда открыли ворота и впустили его обратно.

Одному из быков удалось как-то прижать одного из торреро к забору, тогда второй так сильно вцепился в хвост быка, что оторвал кончик хвоста. После чего бык бегал с окровавленным хвостом. Это было единственное кровопролитие. Часа в 4 дня «коррида» была закончена. Надо добавить, что публика весьма щедра на аплодисменты и крики поощрения как по адресу торреро, так и быка. Публика медленно расходится. Берем место в очередном автобусе и отправляемся домой. Ясное безоблачное небо, безветренный чудный вечер. Солнце опускается за пальмы. На небе зажигаются первые звезды... Автобус. дребезжа и зверски встряхивая на выбоинах, развивает скорость, чтобы успеть вернуться и сделать ещё один рейс.

РО РГБ фонд 587 картон 7, ед.хран. 29

<< Георгий Фишер: Приезд в ПарагвайВас.Сем.КОЗАЧИНСКИЙ>>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация