Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

Алёна Глебовна

Алена - с младенческих лет признанная красавица в нашей семье.
Когда началась война, ей было 11 лет. Помню, в Вятке (Кирове), где мы все оказались осенью 1941 года, она первой голодной весной 1942 ходила далеко за реку - собирала дикий чеснок (черемшу): витамин! Если удавалось много собрать - продавала на базаре, и покупала хлеб.
В Сарсу, когда старшие - я, Юра и Сергей - начали работать на заводе, она осталась старшей среди остальных детей и руководила ими в весеннем добывании подножного корма - крапивы и дикого лука, которыми мы питались с мая до нового урожая картошки. Она участвовала в посадке картошки.
Мы завели козу: хоть немного молока для малышей. Это Алена ее доила и выгоняла в стадо. Коза была с норовом и никак не желала переходить речушку вброд, как все нормальные скоты. Она мчалась назад, к мостику, дабы не замочить копытца. За козой надо было бежать с полкилометра к мосту и по тому берегу - назад, догонять стадо. Иначе коза мгновенно оказывалась в чужом огороде, на капусте. Дойка тоже была непростым делом. Не раз эта "Интеллигенчия" переворачивала подойничек и младшие оставались без молока. Алена плакала от обиды.
С 13 лет Алена тоже пошла на завод и работала там учетчицей. По возвращении в Ленинград её, как и всех детей, учившихся в эвакуации, посадили на класс ниже. Она кончала школу, когда я кончала Университет. Куда идти учиться дальше?
Помню, как она излагала мне свои соображения. Как многие в наше время, мы верили в правоту коммунистических идей, и все что происходило на самом деле, относили за счет идеологической неграмотности, недобросовестности, необразованности руководителей всяких уровней. Алена решила идти на философский факультет - дабы разобраться с теоретическими основами и потом, стоя прочно на понимании истины, исправить ошибки предшествующих поколений. Все мы - дети нашей мамы, и склонны верить в то, что владея истиной в последней инстанции, и обладая неисчерпаемостью своих сил, можем убедить всех в своей правоте - и тогда наступит правильная жизнь. К концу пятого курса Алена окончательно поняла, что происходит с идеями коммунизма и, склонная к демонстративным акциям, уничтожила свою дипломную работу. Родители были просто в шоке. Папа не мог поверить в что работа уничтожена, искал ее всюду, даже лазал под кровать.
Университет окончила без защиты диплома. И "пошла в народ" - стала зав клубом в колхозе "Ясная поляна". Да, в той самой Ясной Поляне. Казалось бы усадьба Толстого, место, где реет его дух, должно хранить в душах местных жителей память о нем - в результате чего они будут жить более праведно и живо откликаться на культурные воздействия с Алениной стороны. Оказалось, что зав клубом - не столько художественный руководитель, сколько выбивала денег из самых разных источников, и бухгалтер, и кассир, и вышибала на танцах. Оказалось, что сильно выпивающая яснополянская молодежь вовсе не имеет трепетного отношения ко Льву Николаевичу, и равным образом, к Культуре вообще. Это был второй шок, полученный Аленой от реальности.

Диплом, действительно исчез. Но папа не может смириться. Алена должна получить диплом, пусть в другом университет или институте. Нужна новая дипломная работа. Папа пишет Алене. Десятки писем! Предлагает варианты, темы, уговаривает, убеждает, предлагает схемы. Советует, куда можно уехать из Ясной Поляны, чтоб была подходящая работа и возможность написать работу.

И она ушла в промышленность. Стала работать на ЛенЗОСе. Мама, с ее умением четко и ясно довести до сознания методы и проблемы, научила Алену тому, что было необходимо знать технологу. Это была работа, результат которой виден.

1960-й год. Любимая мамина двоюродная сестра, Нина Николаевна Дёмкина-Гирбасова умирает от рака. Алена ухаживает за ней до конца - и после её смерти выходит замуж за вдовца, Владимира Петровича Гирбасова, на 25 лет старше её. Она теперь должна заменить мать двум младшим его детям, её троюродным брату и сестре, Нине и Игорю. Это было, думаю, не просто и для нее и для них. Но они преодолели все это.

Порывистая, увлекающаяся натура Алёны, жажда истины и самоутверждения, выплескивала ее за пределы служебной деятельности. Одно за другим возникали увлечения - альтернативная медицина (скипидарные ванны, бег трусцой и босиком, экстрасенсы), индийская философия, наконец, православие. Как вспоминает ее семейство, она решила креститься. Разговор с батюшкой превратился в серию вопросов к нему. Алена со своим скептическим умом и стремлением к точной истине привела батюшку в негодование: - "Вы еще не готовы к крещению. Православие - это Вера, в ней нет места сомнениям."
Душевные метания и неуемная активность естественным образом, привели ее, по выходе на пенсию, к гуманитарной деятельности. Это было общество "Милосердие". С той же страстностью она занялась распределением гуманитарной помощи старикам и охранением ее от разворовывания, налаживанием связей одиноких стариков друг с другом, и так далее. Будучи, как и мама, Лидия Ивановна, "бульдозером" по темпераменту, она выполняла этот свой святой долг самым решительным образом, сметая на своем пути все преграды.
Длительная болезнь мужа и его кончина подкосили её силы. Инсульт - и она прикована к постели. Дети и коллеги по "Милосердию" ухаживали за ней, появлялись иногда иногородние родственники. Книги и телевизор связывали её с внешним миром. Шли долгие мучительные годы неподвижности.
В 2006 году она скончалась.

<< ЗИНОЧКАМихаил Одинец в "Русском Зарубежье">>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация