Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

1. BLOOMINGTON и LAMONT

1992 год. Шлюзы открыты
Наши друзья в Америке возобновили свои усилия по организации нашей длительной командировки в Штаты. К тому времени КГБ стало не до нас.

Конечно, возникли всяческие осечки, например, где в институте потерялось наше приглашение. Опросили всех - нет как нет. Сгорая от стыда, написали Гамбургеру. И он - второй раз! - прошел с нашими бумагами все Сциллы и Харибды американской администрации. И вот только теперь первое приглашение нашлось. Оно оказалось в самом низу вороха бумаг на столе замдиректора Гохберга. На нем отпечатались желтые круги от кружки с чаем...

И наконец, 6 апреля 1993 мы вылетели в Нью-Йорк.
Мы прилетели в Нью Йорк и сразу же - в штат Индиану, где прожили два месяца в Блумингтоне и работали в Университете Индианы вместе с Майклом Гамбургером и его небольшой, но активной командой.

Это было лучшее время года - все цвело и оправдывало название Bloomington, Цветущий город. Но главное, мы попали в университетский город, где из 65 тыс. жителей 40 тыс. - студенты и профессора. Огромный – 5 тысяч студентов – музыкальный факультет, три студенческих симфонических оркестра, компьютерный музей со всеми допотопными программами.

Мы влюбились в Америку, какую мы там увидели. Всюду зелень, трава, газоны и лужайки, свободный парк с множеством зданий, главный корпус в викторианском стиле. Свобода и раскованность во всем, всеобщая доброжелательность и открытость, все доступно, везде тебе рады и верят на слово, удивительно чисто и все продуманно.

Бережное отношение к дикой природе. Зайцы, бурундуки и белки свободно бегают по парку и по улицам. Удивительная гармония человека и природы. Полнейшая безопасность и доверие, полная раскованность студентов, и многое другое, что как потом мы увидели - действительно характерно для многих городов, где мы побывали.

Наверно есть две Америки.

Одна – это та, которую в России называют одноэтажной. Может, так оно и было во времена Ильфа и Петрова. Сейчас она скорее двух- а то и трех-этажная. В нее мы влюбились в Блумингтоне и не разочаровались даже после двух лет последующей нелегкой жизни.

Потом мы увидели и другое - прежде всего в больших городах. Америка огромных городов, Чикаго или Нью-Йорка, с их проблемами, о которых нас не забывают информировать газеты - это совсем другая страна, другие люди и нравы...

Но первая Америка и по площади, и по населению составляет большинство, именно она и определяет дух и душу страны. Но об Америке можно писать бесконечно. Оставим это для следующего раза.

В Блумигтоне мы в основном занимались систематизацией того, что мы делали последние годы и рассказом об этом на семинарах. Мы с самого начала решили, что не будем суетиться, писать статьи. Будем общаться с людьми, а там будет видно. В Блумингтоне мы узнали, освоили и полюбили e-mail, который соединил нас со всеми детьми, а потом и со всем миром. Сначала он был в Москве только у Иры и вся связь шла через нее. Затем Давид Симпсон помог установить его у нас в Москве на Нежинской, у Зои и Ольги. С Леной можно было связываться через e-mail в Обнинской обсерватории, а с Маей через Шуриного папу, Бориса Петровича Заполя.

На одном из семинаров в Блюмингтоне мы услышали потрясший нас доклад. Это была предзащита. Речь шла о большой пространственной группе станций, расположенных на малых расстояниях (2-3 на длине волны!). Распространение колебаний, определенных фаз и коды – как взгляд с небес - в пространстве и во времени! – показано в виде фильма. Таня пришла в восторг – ведь это была ее голубая мечта! Такая система наблюдений единственно может дать надежные, и - прямые а не косвенные - сведения о том, что такое кода, из чего она складывается.

После доклада Таня «схватила его за пуговицу»... Но оказалось, что докладчик больше этим заниматься не будет, а после защиты сразу уходит в сейсморазведку...

После Блумингтона мы поехали в Ламонт. Ламонтская обсерватория (Lamont-Doherty Earth Observatory) - одно из крупнейших сейсмологических учреждений страны, часть геологического факультета Колумбийского университета. Она находится в 20 милях севернее Нью Йорка, на западном берегу реки Hudson (Хадсон), которую на Руси зовут Гудзоном.

Река здесь занимает очень широкую долину - до 5 км! Эта часть реки называется Tappan Zee, тянется она на 20 миль и вы легко найдете это место на любой карте. Как рассказал нам Ричардс, индейское название этой реки – длиннющее слово, запомнить которое невозможно – означает:
Река-Которая-Течет-В-Обе-Стороны.

Это действительно так: легкая пресная вода находится наверху и течет как положено, в океан, с севера на юг. Тяжелая соленая океанская вода находится внизу, ниже уровня океана, и во время прилива течет вверх, с юга на север. Вокруг реки – гористая страна, Восточные Аппалачи. Невысокие скалистые холмы, сплошь поросшие лесом, цепи озер во впадинах, пологие вершины до 200-300 м. Крутые, часто вертикальные скалистые обрывы - прежние карьеры (здесь брали камень для строительства Нью Йорка) и утесы высотой более 100 м на нашем, западном берегу. Вблизи одного утеса мы живем, вблизи другого работаем.

Вся эта местность - сплошные городки, переходящие один в другой или разделенные участками заповедного леса, с отличной системой дорог разного уровня. Между городками на перекрестках дорог - огромные торговые площади с банками, мастерскими, аптеками, забегаловками, ресторанчиками, супермаркетами и огромными бескрайними автостоянками (пешком тут никто кроме нас не ходит).

В этих поселках живет средний класс - опора и гарантия стабильности и главное достижение страны. У каждого свой дом (4-6 комнат) с гаражом на 1-2 машины), участок - предмет гордости и забот, 1-2 автомобиля, 2-3 детей , годовой доход 60-80 тыс, долг в банке за дом и многое другое. Таких семей тут не менее 60-70%.

Для всей Америки характерно удивительно любовное и бережное отношение к природе, растительному и животному миру. Гармония человека и природы - это тоже одно из основных достижений Америки. Экологическое сознание, мысль о сохранении первозданной природы стало овладевать умами еще до первой войны. Стали создаваться национальные парки - заповедники. Умные и, к счастью, богатые люди стали выкупать большие участки земли, и сохраняли там природу в нетронутом виде. Это свидетельство другого великого достижения Америки, что у руля управления или экономики могут стоять умные и дальновидные люди.

И еще - огромное число богатых людей вкладывает или завещает свои деньги школам, колледжам, больницам, университетам, музеям, паркам. Недаром в названии нашей обсерватории увековечены имена Lamont и Doherty: людей, завещавших для нее огромное имение и давших деньги на строительство первых зданий.

Ламонтская обсерватория, Ламонт, находится среди леса. В этой лесистой холмистой местности разбросаны здания лабораторий, в 2-3 этажа: океанография, геохимия, сейсмология, геология,

тектонофизика, морская биология, глубокое бурение, земное ядро, земной магнетизм, и еще что то.
На территории Ламонта расчищены большие поляны. Они покрыты травой, за которой тщательно и постоянно ухаживают - весной стригут два раза в неделю, летом пореже, рассыпают удобрения, собирают листву. Вообще поляны, покрытые травяным ковром, по которому всегда можно ходить или на нем лежать тоже одно из главных достижений Америки. Они повсюду перед каждым домом, школой и любым учреждением или фирмой. И мне вспомнились слова из песен Гарфункеля – «Green green grass of home…».

В Америке всюду чисто. Я понял, почему – нигде нет открытой земли. Или асфальт, или плотный травяной ковер. Склоны, где земля могла бы размываться дождем, даже маленькие участки склонов – заботливо прикрыты камнями – галькой или более крупными булыжниками, усмиряющими поток.

Сразу за территорией Ламонта – первозданный лес, с лианами, упавшими деревьями, колючими кустами, оленями, крохотным ручьем в глуби долины. Здесь проложена пешеходная тропинка, по ней ходят или бегают желающие поразмяться.

В Ламонте мы стали работать с проф. Полом Ричардсом по изучению слабых подземных ядерных взрывов, которые не были обнаружены и неизвестны западным сейсмологам. А это – как раз то, чем я занимался в Талгаре последнее время. Не зря я спас и привез с собой записи своих измерений слабых взрывов. Пол с удивлением смотрел, как Таня «с помощью веревочной петли и палки», (потому что такого большого циркуля не нашлось) определяет эпицентр по двум станциям: без компьютера! Когда через несколько лет эпицентры слабых были объявлены, оказалось, что ее ошибки не более 1 км – это на расстояниях 700 км. Пол был просто потрясен.

Жили мы в особняке бывшего хозяина, Ламонта, в большом господском доме. Внизу теперь отличная библиотека, а наверху - комнаты для приезжих. В обсерватории обычно работает не менее 15-20 чел из разных стран.
Там же на втором этаже маленькая общественная кухня с холодильником, газовой плитой и всякой посудой.

Помню, хотел я вскипятить чайник, искал-искал спички. Не нашел. Спросить было некого. Попил холодного молока и ушел. Потом оказалось, что в плите есть автоматическая зажигалка. А я человек гармский, у нас чудес цивилизации не было... На такие мелочи все время натыкаешься.

Мы пробыли в Ламонте 4 месяца. Университет Индианы платил нам стипендию по $1000 на нос. Этого хватало и на жилье (600 в мес), на питание(400), телефон (в Россию это было тогда 2 дол/мин), на подарки детям и себе. Таня купила себе "игрушку" портативный компьютер (Lаp-Top) с которым она теперь никогда не расстается.

<< Архив Льва Ник.6. ВТОРОЕ ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ >>

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация