Главная
Новости
Ссылки
Гостевая книга
Контакты
Семейная мозаика

От Л.ПАНТЕЛЕЕВА


28 сент 1932
В Москву, Мертвый пер. 8 комн. 21

Уважаемый Иван Игнатьевич!
Ты обещал мне 13-го числа послать деньги за радио. Я их не получил. Моя "аристократическая" деликатность не позволила мне напомнить тебе об этом раньше. Я гордо терпел и лишенья, и голод, и нужду. Но сейчас мои денежные дела настолько пошатнулись, что я решил обратиться к Вашей милости. Буду очень благодарен, если пошлете следуемые мне деньги по телеграфу, спешно. Этим вы спасете мою бренную жизнь и репутацию вашего учреждения.
Кстати, как вышел "Пакет" у актеров? У меня не было случая самому послушать передачу. Буду рад получить от тебя письмо.
Крепко жму руку.
Твой Л.Пантелеев

13 июня 1947
из Ленинграда

Дорогой друг мой!
Иван Игнатьевич!
Неверный и коварный друг. Не заглянул ко мне перед отъездом моим, не пришел проводить меня, не выпил со мной, стремянной. Ну что ж, в наказание получай это письмо.

Ты много раз великодушно предлагал мне свои услуги в качестве проводника и наставника в делах редакционно-издательских. Вот случай для приложения любезности твоей. Будь попечителем моим, помоги мне, если не очень это тебя затруднит и если будет случай к тому.
Перед отъездом я сдал в ДетГиз, Дубровиной, рукопись сборника для маленьких, о котором тебе говорил и составляя который, пользовался твоими советами. Дубровина дала читать сборник Л.Ф.Кон и еще кому-то, распорядившись, чтобы решение вынесли быстро, до моего отъезда. Однако, после долгих сборов уехал я, как ты знаешь, скоропалительно, и не успел ни побывать в ДетИздате, ни позвонить туда.

Поручение, которым я тебя собираюсь наградить, несложное: Поговорить с Л.Ф. узнать, что они там решили и сообщить мне. Конечно, я мог бы сам написать Л.Ф-не, но во-первых - не умею я с московскими детгизами и детгизессами разговаривать, а во-вторых даже делая скидку на характер твой, я все же рассчитываю, что ты напишешь мне быстрее, чем эта почтенная дама или девица. А выяснить этот вопрос мне важно и нужно потому, что от него отчасти зависит мое возвращение в Москву.
Ежели издавать этот сборник Детгизы не будут спешить, с возвращением мне ни к чему. В таком случае, если я задержусь в Питере, я бы очень просил тебя исполнить твое давнее намерение и приехать сюда. Не знаю, как ты, кукушка переделкинская, а я без тебя скучаю и присутствие твое на берегах Невы было бы для меня большой радостью.

<....> Как здоровье твое, что делаешь? Какими новостями живет столица? платят ли уже 7000 р за лист? Построен ли уже 32-этажный дом на пл. Восстания, о котором здешняя литературная публика говорит с нескрываемым провинциальным восторгом и с самой всамделишней завистью? С кем видишься? С кем пьёшь свои пресловутые "сто грамм?" Я на этот счет вот уже третий день кремнёвый, каменный, малахитовый и - несчастный, разумеется, как последняя нищенка на паперти (прости за сравнение, от которого, небось, за три версты католицизмом несет.)
Прошу передать мой сердечный привет Вере Васильевне и Владимиру Ивановичу. Последнему посылаю обещанные марки, которые я сегодня всё утро отщипывал от старых писем.
Будь здоров, мин херц! Целую тебя
Твой Пантелеев.

25 сент 1957
Дорогой Ваня!

Прости,что с опозданием откликаюсь на твои такие симпатичные эстляндско-финляндские открыточки.
Совсем я развинтился. Даже на письма силенок не хватает.
<...> Я ведь с 1950 года не был в санаториях, дальше Комарова не перемещался. <....>

О том, что "Республику Шкид" и "Часы" перевел на китайский язык Лу Синь, я знал. Книжка "Часы" в его переводе у меня есть. Кстати - неделю тому назад я получил большое письмо из Шанхая. В этом письме я до сих пор смог разобрать одно только слово - "Часы"! Всё же остальное для меня - китайские иероглифы. <...>
Ваш Л.Пантелеев

5 фев 1958
из Разлива, 3-я Тарховская 52

Дорогой Ванечка
Я с большим опозданием получил твое письмо и рукопись Веры Васильевны. Долго думал, что и как мне написать, и наконец, решил написать без всяких обиняков, совершенно откровенно, как и положено между друзьями.

Я от души благодарен дорогой Вере Васильевне. Не успев оправиться от болезни, села она за эту статью и, конечно, сделала это из самых хороших, идеальных, дружеских побуждений. Тем более стыдно и горько мне писать, что не всё в этой статье мне понравилось.

Прежде всего у статьи не тот адрес. Она не для детей (на которых рассчитан мой сборник) хотя бы уже по одному тому, что на многих страницах говорится о детях, о детском восприятии мира, искусства и т.д. Детям это не интересно и несколько обидно даже. Ребята считают себя (и не безосновательно) - людьми, и страсть как не любят, когда их называют "ребёнками". "Ребёнку нужен идеал", "без идеала ребёнку немыслимо расти", "ребёнка можно обмануть" - это на одной только странице. Впрочем, дело не в словах, а в том общем неточном адресе, о котором я уже говорил.

Рассуждения о задачах коммунистического воспитания, об условиях этого воспитания, д и а л е к т и ч е с к и неотрывных от всей жизни советского государства и т.д. - всего этого совершенно не требует статья, предваряющая скромный сборник детских рассказов и повестей. Задача такой статьи тоже гораздо скромнее - рассказать о "жизни и творчестве" автора, и рассказать именно детям, будущим читателям, в предположении, что автор для них пока-что личность совершенно неизвестная.*)

Ты пишешь мне, дорогой друг, что Вера Васильева и ты предоставляют мне все права и полномочия для сокращений и изменений очерка. Я благодарен за доверие, но воспользоваться этими полномочиями, по многим причинам, считаю невозможным. Первое и основное, конечно то, что я являюсь героем, объектом, темой этой статьи.

Не знаю, как отнесется к предисловию ДетГИЗ - Чевычелов ко мне не обращался. Но думаю, что статья все-таки требует доработки. Она велика, на некоторых страницах её видны следы спешки и нездоровья автора, ты сам пишешь, (и мне это было так больно читать), что дописывала Вера Вас. статью "из последних сил". Сократить статью мне кажется нетрудно - прежде всего за счет тех - интересных, но не имеющих прямого отношения к теме и задаче статьи - обобщений и рассуждений, каких в очерке немало.
Листаю наугад и подряд шесть страниц (6-11) и вижу, что ни на одной из этих страниц ни слова о герое этой статьи. Думается, для краткого предисловия это слишком расточительно. Тем более, что о самом герое и об его книжках говорится зачастую бегло, а под конец и совсем уж скороговоркой.

Кое чего я не понял: например, 1-й абзац последней страницы, (начинающийся на предыдущей).
Кое что кажется мне ошибочным. Например, рассуждения об основе творчества Пантелеева. Здесь В.Вас. слишком смело ставит знак равенства между героем повести и автором. Лёнька из повести, Лёнька Пагнтелеев, - это не я, а человек (как я уже говорил где-то) с очень похожей судьбой и с очень знакомым автору характером.

И еще одно. Здесь я, пожалуй, быть судей не волен. Вера Вас. вправе рисовать меня таким, каким она меня видит. Я действительно, человек неразговорчивый (впрочем, не всегда и не везде)). Но когда молчаливый, "суровый на вид" писатель на одной и той же странице сталкивается с "отдельными маленькими читателями", которые любят его "преданно и м о л ч а л и в о" - меня тянет к зеркалу, посмотреться - такой ли он я?
К этому же, неожиданному для меня, относится и "...нечто тургеневское в языке" и кое что другое. Но тут, я повторяю, ни возражать, ни даже замечаний делать я невправе. Впрочем, я и вообще невправе был бы это делать, если бы не высокие полномочия, которыми вы, сударь, меня наделили.

Всё это - частности, но все они проистекают из одного (основного, на мой взгляд) недостатка статьи. Она обращена не к 14-15 летнему читателю. а к интеллигентному человеку весьма неопределенного возраста.

Вы скажете: скотина ты неблагодарная! Пожалуйста, корите.
А я долен еще раз повторить, что, несмотря на все сказанное
выше, я самым искренним образом благодарю дорогую Веру Васильевну.

Ваничка! Ты писал, что возвращаетесь вы в Москву 30-го августа. На днях я выяснил, что это - описка, ты имел в виду вероятно 30-е июля.
......Не обижайтесь на меня пожалуйста. Целую крепко вас обоих.
Ваш Л. Пантелеев
Я был бы по-настоящему счастлив видеть у себя в гостях в день моего рождения и Веру Вас. и тебя и Лиду и всех друзей моих, но зачем называть это юбилеем? Не надо, Ваничка, прошу тебя! Почему юбилей? Что за юбилей?
________
*)Между прочим, в статье идет речь об А.Пантелееве или Алексее Пантелееве. Такого писателя нет. 32 года я печатаюсь под псевдонимом Л.Пантелеев.

14 авг 1958
Уважаемый г-н Генеральный Секретарь.
Я весьма благодарен Вам за Ваше послание и и Ваши попытки внести ясность в вопрос, поднятый мною в письме от 5 августа. К сожалению, я должен констатировать, что выбранный Вами способ разрешения конфликта не кажется мне наилучшим. В письме нашего Правительства от 5 августа вовсе не ставился вопрос о полном выводе войск (то бишь статьи) из пределов ДетГиза. Речь шла лишь о сокращении их и о замене одних частей другими. Ваше обращение к г-ну Чевычелову кажется нам поэтому преждевременным и не вызванным необходимостью
Признавая вслед за вами суверенность прав Ее Величества, равно и право Ее Величества распоряжаться подвластными ей войсками и территориями я все же не могу не отметить, г-н Генеральный Секретарь, что <......>дение этого вопроса, не смотря на горячие уверения о намерении вашей стороны разрешить вопрос в духе мира и доброжелательства, вами были допущены высказывания, если не по смыслу, то по духу носящие характер не вполне добрососедские. К такого рода высказываниям мы не можем не отнести, в частности, намек на возможность отвода войск Ее Величества из Новой Мирландии.
Наше правительство по-прежнему горячо поддерживает идею созыва совещания в верхах. На наш взгляд подобная встреча была бы особенно желательна сейчас, когда атмосфера накалена и требует разрядки. Мы самым искренним образом благодарны Вам, г-н Генеральный Секретарь, за ваши усилия, направленные на скорейший созыв такого совещания и рассчитываем на Ваше непременное участи в нем, так же как и на участие Ее Величества и других Высоких сторон.
Что касается места встречи, то то мы можем предложить Женеву или Разлив или или любой другой населенный пункт нашего континента, исключая Москву.
Примите, г-н Генеральный Секретарь, уверения в самом высоком уважении.
Л.Пантелеев
Его превосходительству
Дагу Халтурину,
Генеральному Секретарю Объединенных Наций
Москва, Лаврушинский, Серый дом

19 апр 1963 из Комарово
Вот ведь как получается, дорогой Ваня: мы не пишем друг другу, бывает, годами, и - в тот день, когда я послал тебе последнее письмо - вечером пришло письмо от тебя!..
Хотел ответить сразу, но прости - не дошли руки.
Твое хандрливое и такое жестокое (и несправедливое) по отношению к себе письмо меня огорчило.

И я тоже не сделал и 10-й (если не 100-ой) доли того, что было задумано, о чем мерещилось и мечталось. Тут и собственная вина, и "колесо истории", и - затянувшаяся юность...
Она ведь затянулась не у тебя одного. За несколько лет до смерти Женя Шварц говорил мне почти то же, о чем говоришь ты: "Всё чего-то ждал, всё ещё впереди". И по-настоящему проявлять себя он стал уже на седьмом десятке.
Повидимому надо браться за ум, делать все что задумано - и сделать всё, что успеем. Почему, например. должна умереть с тобой история детской литературы?! А ты ей, голубушке, не дай умереть!
Будь здоров, дорогой Ванечка. Тебя и Веру Васильевну все мы крепко целуем.
Прости! И не сердись на меня за то, что не умея ни жить ни работать, учу тебя и тому и другому.
Любящий тебя Пантелеев

28 июля 1966, Vosu
Дорогой Ваня
Сегодня получил твое (и Веры Васильевны) письмо и так обрадовался, что нарушив обыкновение, отвечаю тотчас. О том, что ты был с Виталием в родных местах, я знал - из письма И.И.Ивича, который пишет мне - спасибо ему и не в укор тебе будь сказано, - часто и подробно.
Мы этим летом побывали всем семейством в Литве, где я раньше не был, а ты, небось, объездил все уголки и закоулки. Это были у меня недельные каникулы, а всё остальное время я работал. Тут живут М.П. Богословская и С.Бобров. Как-то они встретили меня и говорят:
- Как бы уговорить Халтурина приехать сюда!
Неплохо бы уговорить!!!
Ваня. дорогой друг, ты обещал написать мне из Москвы. Напиши, порадуй! Обнимаю тебя. Сердечный привет от Элико и Маши.
Твой Л.Пантелеев
Будешь писать Вере Вас. - низко поклонись от нас. Когда ты возвращаешься?

<< Т.Г.Раутиан: КУБА, БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ 1972-73от К.И.ЧУКОВСКОГО>>

Откуда я знаю Пантелеева? Иван Игнатьевич Халтурин, отец моего мужа был другом Пантеллева. Я лично с пантелеевым не встреачалась просто мы жили работали далеко от столиц. Но пантелеев писал моему мужу, Виталию Ивановиичу и в архиве Ивана Игнатьевича, который хранится у меня, есть кое что из переписки Ив.Иг. С Пантелеевым, как впрочем и с другими писателями.
Т.Г.Раутиан, 14.11.2012

а откуда вы знали Л. Пантелеева
анонимно, 08.11.2012

Добавить отзыв

Ваше имя:
Ваш email:
Ваш отзыв:
Введите число, изображенное на картинке:

Все отзывы

Последние отзывы:
Фотогалерея

(c) 2008-2012. Контактная информация